Постмодернистские социологические теории и концепции. Социология семьи

Ведение

Структура современного социологического знания обусловливает значительное количество социологических концепций и теорий, специализирующихся на исследовании отдельных предметных областей: семьи, религии, культуры, взаимодействий людей и т.д.

Современная социологическая теория строится таким образом, что в ней на равных существуют различные социологические школы, разнообразные теории, т.е. отрицается идея универсальной социологической теории.

 Это связано с тем, что на смену модернистскому обществу с его идеей развития от простого к сложному, рациональности, рассудочности, необходимости преобразования общественной жизни приходит концепция постмодернистского общества.

Главная идея постмодернистов - вписать новое в уже существующее старое и с позиций постмодернизма семья рассматривается как особый социальный институт, включенный в нормативную структуру общества, представляющий собой ценностно-нормативный комплекс, посредством которого с одной стороны происходит общественное развитие, а с другой стороны регулируется поведение членов общества (супругов, родителей, детей) определяются и закрепляются социальные роли и социальный статус.

В постмодернистских традициях проблемы социологии семьи исследовали Антонов А.И., Бабенко Н. Б., Голод С.И., Мацковский М.С., Павленко С. Д., Харчев А.Г., Хартманн П.  и др, однако, в современной литературе наблюдается недостойное количество работ, в которых дается развернутый анализ современных теорий и концепций развития института семьи и брака, что определяет актуальность темы «Постмодернистские концепции семьи».

 Таким образом, объект исследования в данной работе – социологические теории семьи, брака, семейных взаимоотношений.

Предмет исследования – постмодернистские социологические теории и концепции, описывающие развитие института семьи и брака.

Цель исследования – провести анализ социологических теорий и концепций, описывающих развитие института семьи и брака в эпоху постмодерна.

В задачи исследования входит:

1) Рассмотреть проблему перехода от традиционной семьи к семье эпохи постмодерна как фактор социологии семьи и брака.

2) Проследить эволюцию социологии семьи и брака от исследования частных вопросов развития семьи до постмодернистских теорий семейных взаимоотношений.

3) Проанализировать основные современные теории семьи в западной и отечественной социологии.

В данном исследовании использовались методы теоретической научной работы: анализ и синтез, научная абстракция, восхождение от частного к общему.

 

 

 


1. Социология семьи и брака как динамическая социологическая дисциплина, особенности ее развития в эпоху постмодерна

1.1. Переход от традиционной семьи к семье эпохи постмодерна как фактор социологии семьи и брака

 

При всем различии точек зрения на движущие силы истории, тем не менее имеется некий набор фактов, характеризующий смену форм общества и семьи. Здесь мы не будем рассматривать изменения семьи в доиндустриальную эру. Наша задача зафиксировать семейные изменения на стадии перехода от доиндустриального общества к индустриальному.

Отметим, что вряд ли можно найти какое-либо социальное явление, которое претерпело столь существенные изменения в процессе перехода к современному обществу. Семья в решающей степени видоизменилась, что сказалось и сказывается и, может быть, еще скажется на всем развитии общества.

Обычно в этих целях используется сравнение "традиционной" и "современной" модели семьи.

Во-первых, при "традиционализме" прежде всего бросается в глаза родственно-семейный принцип организации общественной жизни, перевес ценностей родства над максимизацией выгод индивида и над экономической эффективностью. Модернизм, напротив, отделяет родство от социально - экономической и политической жизни, подменяет интересы родства экономическим целям индивида.

Во-вторых, аграрное общество имеет своей основной экономической единицей семейное домохозяйство; как правило, все взрослые работают дома и не за плату, а на себя. Модернистская модель связана с разделением дома и работы, появляется наемный труд на крупных предприятиях с индивидуальной оплатой труда независимо от статуса в семейно-родственных сетях [14, с. 34].

Важно подчеркнуть, что семейное производство не исчезает вообще (хотя такая тенденция наблюдается), а перестает быть ведущим, главным элементом экономики, причем в урбанизированных регионах распространяется потребительский тип семьи, где общесемейная деятельность, помимо генетических и физиологических процессов, дополняется потреблением услуг внесемейных учреждений за счет зарплаты, добываемой членами семьи за порогом дома. Однако в силу социокультурного разделения семейных обязанностей женщины, участвующие в наемном внесемейном труде, продолжают вести домашнее хозяйство.

В феминистских теориях подобная двойная занятость женщины интерпретируется как итог господства мужчин, поэтому часто желательное "равноправное" распределение семейных функций между мужем и женой объявляется идеалом "демократизации" семьи, и в угоду этому идеалу даже сочиняются "оптимальные модели" семейного "равенства".

Однако методология исследования, разработанная для общесоциального уровня, как абсолютная схема, переносится на уровень первичной группы, что приводит к излишней политизации семейной проблематики, поскольку сама установка ученых на "демократизацию" семьи не согласуется с законами функционирования малых групп.

В-третьих, незначительная психологическая разделенность между семейным домохозяйством и сельской общиной, этническими и другими социальными общностями при традиционализме, контрастируют с резким размежеванием дома и внесемейного мира, семейной близости и стандартности, обезличенности отношений слоев и каст, напряженной конкурентности и опасности внешнего окружения в условиях модернизма [14, с. 37].

В-четвертых, социальная и географическая мобильность при традиционализме (как правило, сыновья наследуют социальный статус и профессиональную специализацию отца) отличается от высокой мобильности, присущей в условиях модернизма, тем, что проявляет индивидуальную активность.

В-пятых, система ценностей фамилизма, в иерархии которой на первых местах такие блага, как долг, следование обычаям, авторитетам, судьбе, ценность семейной ответственности, детей как вкладов в будущую благополучную старость родителей доминирование родительского авторитета и мужского влияния по мере модернизации становится менее престижным, уступая место ценностям индивидуализма, независимости, прав личности, свободы выбора, ценности личных достижений, самоактуализация и т. п., что вызывается сменой основного типа семьи - расширенной семьи - нуклеарной семьей.

В-шестых, переход от централизованной расширенной семейно-родственной системы, состоящей из трех поколений с доминированием старших, к децентрализованным нуклеарным семьям, в которых брачные узы, супружество становятся выше родовых - родительских, причем в самом супружестве интересы пары подчинены интересам индивида, что относится также к родительским и родственным связям (депривация личности от семьи, изоляционизм).

В-седьмых, от развода по инициативе мужа в связи с бездетностью к разводу, вызванному межличностной несовместимостью супругов.

В-восьмых, от "закрытой" к "открытой" системе выбора супруга на основе межличностной избирательности молодыми людьми друг друга независимо от предписаний родства и традиций обмена приданым и выкупом невесты (хотя и при сохранении имущественных интересов и системы наследования, закрепленных брачным контрактом).

В-девятых, переход от традиционной культуры с жестким табу на применение контрацепции (для компенсации высокой смертности) к индивидуальному вмешательству в репродуктивный цикл, т. с. к предупреждению и прерыванию беременности; этот переход также устраняет необходимость в удлинении репродуктивного периода жизни (посредством приближения к физиологическим границам - срокам начала и конца деторождения, посредством ранней и сплошной брачности, традиций пожизненного брака) [14, с. 38-39].

Своеобразной квинтэссенцией и интегральным выражением всех перечисленных выше семейных изменений является, в-десятых, переход от эры стабильной многодетности семьи на протяжении всей человеческой истории к эре непрерывного исчезновения многодетности семьи с исторической сцены реальные изменения семейных структур в XX веке на всех континентах позволяют говорить о переходе к эпохе постоянного уменьшения детности семьи (вплоть до массовой однодетности и, возможно, бездетности, поскольку нет никаких биологических защитных механизмов, останавливающих это падение на каком-то безопасном для общества уровне).

Сегодня к числу актуальных проблем можно отнести также:

1) проблему ранних браков, составляющих категорию риска;

2) внебрачные дети ;

3) отказ от детей (типично для 16-17 летних);

4) рост числа разводов - черта постмодернистской цивилизаций (экономическая самостоятельность женщин, урбанизация и рост социальной анонимности, НТР и т. д.) [8, с. 21].

Все эти проблемы семьи эпохи постмодерна рассматривает современная социология семьи и брака, а эволюция взглядов на семью самым тесным образом связана с переходом от традиционной семьи к семье эпохи постмодерна, что и обуславливает развитие социологии семи и брачных отношений как динамической науки

 

1.2. Эволюция социологии семьи и брака от исследования частных вопросов развития семьи до постмодернистских теорий семейных взаимоотношений

В развитии социологии семьи выделяют несколько этапов:

Первый этап - с античности до середины XIX века. В этот период доминировали чисто умозрительные представления о семье. Основной формой признавалась моногамная семья. Ее считали миниатюрным прообразом общества, а само общество понималось как разросшаяся вширь семья. Философы и историки выводили социальные отношения из семейных, конструируя теоретические схемы, в которых не находилось места для сравнительно-исторического анализа.

Второй этап - с середины XIX века до начала XX века. В этот период тон в изучении семьи задавали антропологи и этнографы. Они опирались на широкий эмпирический материал, собранный в ходе полевых исследований и наблюдений примитивных обществ, а также в ходе сравнительно-исторического анализа [1, с. 62].

Умозрительные схемы уступили место конкретным фактам. Складывается понятийный аппарат социологии семьи, главное место в котором занимают антропологические понятия, сохранившие свое значение до сегодняшнего дня.

Моногамный брак уступил место групповому браку. Активно изучаются различные системы родства. Теоретическая дискуссия разворачивается по вопросу о соотношении патриархата и матриархата.

Первым нанес по умозрительным схемам швейцарский историк права Иоган Якоб Бахофен (1815 - 1887). Его классический труд "Материнское право" (1861) положил начало изучению истории семьи и проблемы матриархата. Он предположил, что моногамному браку предшествовали полигамные отношения между полами, а патриархату - период главенства женщин в жизни первобытного рода.

Независимо от И. Баховена к открытию материнского права пришел шотландский адвокат Дж. Мак-Леннан (1827 -1881). Рассматривая развитие семейной организации, он ввел в науку такие фундаментальные понятия, как эндогамия и экзогамия. По схеме Мак-Леннана, семья прошла в своем развитии три ступени - от промискуитета через материнское право к отцовскому праву. Мак-Леннан предположил: превращение первоначальных тотемических групп в экзогамные матрилинейные группы объясняется недостатком женщин, который возник из обычая умерщвлять новорожденных девочек [11, с. 112].

Отсюда следовали два возможных результата: либо захват женщин в других группах, т. е. экзогамия, либо же полиандрия. В свою очередь многомужество (полиандрия) развивалось в двух вариантах: мужья могли быть либо соплеменниками, либо братьями (тибетский случай). При экзогамии, равно как и при тибетской форме полиандрии, женщина живет вместе с родней мужа (или мужей), т. е. оказывается в большей или меньшей степени подчиненной мужчине. А при наирском варианте брака счет родства возможен лишь по матери, отсюда ведет свое начало материнское право.

Представление о групповых формах брака было свойственно и Дж. Леббоку (1834-1913), который рассматривал "общинный" и "коммунальный" брак как самую раннюю форму брачных отношений. Из нее через похищение женщины возникла экзогамия.

Теория матриархата подверглась критике со стороны приверженцев теории патриархата.

Теория патриархата с тех пор стала господствующей в науке. По мнению Э. Гидденса, большинство антропологических исследований свидетельствует о том, что все в достаточной степени изученные общества были патриархальными, хотя степень и сущность господства мужчины везде различаются. Важное значение имел труд Л. Моргана "Древнее общество" (1887. в рус. перев. "Первобытное общество", 1900), который оказал существенное влияние на развитие социологии семьи, особенно ее марксистского варианта. Работа Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства" (1884) целиком основана на работе Л. Моргана.

Социологическое направление в изучении семьи представлено главным образом работами Э. Дюркгейма ("Введение в социологию семьи", 1888), М. Вебера ("Супруга и мать в правовом развитии", 1907), Ф. Мюллер-Лиера ("Семья", 1911), У. Гудселла ("История брака и семьи", 1915), С. Циммерман ("Семья и цивилизация", 1917) и Ч. Кули ("Социальнаясоциальной науки, от умозрительных схем в сторону конкретно-исторического управления семьей. Э. Дюркгейм сформулировал закон "контракции" (сжатия) семьи от обширного круга родственников ко все более узкой группе вплоть до так называемой "супружеской семьи".[12, с. 82]. организация"). В них окончательно закрепился отход от европейской и особенно американской

Дюркгейма наряду с Ф. Ле Пле и Э. Энгелем считают первооткрывателем семьи. Ле Пле первым предпринял конкретно-социологическое исследование семьи методом анализа бюджетов, а Энгель сформулировал зависимость между доходами семьи к ее расходами на предметы первой необходимости.

Заметный след в социологии семьи оставил французский методолог, теоретик и исследователь Фредерик Ле Пле (1806-1882). Он подробно изучил особенности жизни семей в разных европейских странах и в разных социальных группах, монографически описывая условия и образ жизни каждого из 300 обследованных семейств. Результатом явилась типология семей.

В первом типе - в патриархальной семье - индивид подчинен общности, семья действует как единая и неделимая единица.

Во втором типе - в корневой семье (сегодня ее называют нуклеарной) - все имущество переходит к одному наследнику, выбранному отцом. Остальные дети мигрируют, возвращаясь в родительское гнездо при жизненных неудачах.

Третий тип - нестабильная семья - характерен в современном обществе, втянутом в процесс индустриализации и урбанизации. В нестабильной семье нет материальных средств, которые можно передать потомкам, родители и дети проживают врозь [12, с. 112].

Предложенная им техника поиска индикатора для измерения и диагностики социальных отношений получила широкое развитие в современной социологии семьи. Согласно наиболее известной классификации Г. Кристенсена (редактора "Антология по браку и семье", 1967), первый период - до середины XIX века - назван периодом "социального дарвинизма".

Г. Кристенсен считает, что первый период посвящен изучению семейных традиций фольклора, философской и художественной литературы, а второй - обобщению в исторической и социокультурной перспективе эволюции института семьи. На самом деле умозрительные схемы преобладали на первом этапе, а на втором ученые обратились к конкретно-историческим и социологическим проблемам.

Третий период - первая половина XX века - назван Г. Кристенсеном периодом постмодернизма в социологии семьи , когда появляется большое число работ о роли семьи и одновременно накапливаются эмпирические данные о стадиях, формах и типах брачных отношений (выбор супруга, развод и т. д.).

Период с середины XX века до настоящего времени - характеризуется планомерным построением теории и столь же планомерной организацией эмпирических исследований. В течение 1974-1975 гг. около 50 ученых из 25 университетов США приняли участие в очень крупном проекте - создании единой системы объяснительных теоретических моделей функционирования семьи [12, с. 122].

Впервые в истории социологии семьи объединились основные центры, занятые в данной области. К этому времени социология семьи раздробилась на множество самостоятельных направлений и математических областей. Участники проекта выделили 24 сферы изучения семьи: семейная коммуникация, ролевое напряжение и конфликт, структура власти в семье, молодая семья, неполная семья и др. По расчетам специалистов, в США социология семьи включает несколько десятков тысяч работ. Наиболее известными специалистами в области социологии семьи являются Д. Огборн и Р. Нимкофф, Л Сафилиос-Ротшильд. П Хартманн , И. Най, Л. Коттрелл, У. Гуд, и др.

 

 

2. Постмодернистские концепции семьи как теоретическая база современной социологии семьи

2.1. Основные современные теории семьи в западной социологии

В то время как антропологи и социологи уделили много внимания сравнению семейных структур в разных обществах, большинство работ в области социологии семьи посвящено анализу семьи в странах Запада: ее сущности, места в обществе и перемен, происходящих в ней с течением времени. Данная тема, как и другие разделы социологии, рассматривается главным образом на основе функционализма и теории конфликта.

1. Функционализм.

Сторонники функционализма обычно анализируют общество с точки зрения влияния отельных его частей на функционирование единого целого. Семья или одна из частей общества рассматривалась в плане ее функций или социальных потребностей, которые она удовлетворяет. Сторонники функционализма придают особое значение изменению функций семьи в последние два века; большинство из них утверждают, что в этот период западная семья утратила присущие ей функции. Рассмотрим следующие примеры.

Экономические функции. В любом обществе семья играет основную экономическую роль. В крестьянском сельском хозяйстве и ремесленном производстве семья является совместным кооперативным трудовым объединением. Обязанности распределяются в соответствии с возрастом и полом членов семьи. Среди огромных перемен, вызванных возникновением промышленного производства, произошло уничтожение этой кооперативной системы производства. Рабочие стали трудиться вне дома, и экономическая роль семьи свелась лишь к трате денег, заработанных кормильцем семьи. Хотя жена иногда работала, ее основная связанность заключалась в воспитании детей.

Передача статуса. В промышленном обществе существовали различные обычаи и законы, более или менее автоматически закреплявшие статус, занимаемый семьями из разных слоев общества.

Наследственная монархия представляет собой яркий пример такого обычая. Аристократы, владевшие землей и титулами, могли передавать свой высокий статус детям. Среди представителей низшего класса существовали системы гильдий и обучения ремеслам; таким образом профессии могли передаваться от одного поколения к следующему.

Революции, происходившие в XIX и XX вв., осуществлялись с целью уничтожения привилегий некоторых групп. Среди этих привилегий было и право передачи титула, статуса и богатства следующему поколению. В некоторых странах, в том числе и в США, наследование аристократических титулов объявлено вне закона. Прогрессивные налоги, а также налоги по страхованию и в случае смерти тоже ограничивают возможность сохранения богатства и передачи его по наследству. Однако богатые высокопоставленные семьи все еще имеют преимущества, когда встает вопрос о передаче богатства и статуса детям. Но это осуществляется скорее не на основе наследования, а в форме подготовки детей к получению такого образования и такой работы, которые обеспечивают высокий статус. Члены высшего класса имеют возможность оплачивать элитарное образование и поддерживать «знакомства», способствующие высокому статусу. Но эти преимущества в значительной мере утратили свое значение, став менее устойчивыми и надежными, чем прежде.

Социализация. Семья является главным агентом социализации во всех обществах. Именно в ней дети усваивают основные знания, необходимые для исполнения ролей взрослых. Но индустриализация и связанные с ней социальные перемены в какой-то мере лишили семью этой функции. Самой важной тенденцией стало введение системы массового среднего образования. Уже в возрасте 4 или 5 лет дети воспитывались не только дома, глубокое влияние на них оказывал учитель. Развитие системы дошкольных учреждений и добровольных ассоциаций для детей (например, отрядов скаутов и летних лагерей) увеличило число агентов социализации, выполняющих эту функцию наряду с семьей.

Социальное благосостояние. В традиционных крестьянских и ремесленных обществах семья осуществляет множество функций по поддержанию «благосостояния» людей, например заботу о больных и пожилых членах семьи. Но эти функции коренным образом изменились в ходе возникновения и развития промышленного общества и государства всеобщего благосостояния. Врачи и медицинские учреждения почти полностью заменили семью в отношении заботы о здоровье людей, хотя члены семьи по-прежнему решают, существует ли необходимость обратиться за медицинской помощью. Страхование жизни, пособия по безработице и фонды по социальному обеспечению ликвидировали необходимость для семьи полностью брать на себя помощь ее членам в периоды экономических трудностей. Точно так же социальные пособия, больницы и дома для пенсионеров облегчили для семьи бремя заботы о престарелых.

Большинство сторонников функционализма согласны, что эти перемены произошли в течение двух веков, но их значение является предметом споров. Некоторые, например Д. Огборн и Р. Нимкофф (1955), считают, что такого рода перемены способствуют разрушению семьи. Они говорят о многих социальных пороках, например о возрастании преступности среди молодежи, увеличении числа разводов, ослаблении власти родителей, что свидетельствует о распаде семьи как социальной силы. Другие исследователи, в частности Г. Бейлз (1955), утверждают, что семья, частично утратившая присущие ей функции и ставшая более специализированным институтом, осуществляющим главным образом социализацию детей в раннем детстве и обеспечивающим их эмоциональное удовлетворение, играет более эффективную роль, чем прежде, в подготовке детей к исполнению в будущем ролей взрослых в современном промышленном обществе [16, с. 124-129].

2. Теория конфликта

Функционалистская концепция семьи господствовала в американской социологии в 50-е и 60-е годы. Однако с тех пор по многим причинам она поставлена под сомнение, и постепенно доминирующее положение стала занимать теория конфликта. Функционализм критикуют главным образом за то, что для него части общества — элементы отлаженного механизма, постоянно приспосабливающиеся друг к другу. П. Хартманн (1981) осмелилась высказать иные критические замечания, она утверждает, что с точки зрения функционализма семья - социальная сила наравне с экономической переменой, социальным классом и т.п. Вследствие этого предполагается, что среди членов семьи существует единство интересов; подчеркивается роль семьи как единого целого и обычно не учитываются различия интересов или конфликты между членами семьи.

Теория конфликта подходит к объяснению семейной структуры на различных уровнях. Одни исследователи делают упор на анализе порядка распределения власти внутри семьи, придавая особое значение механизму принятия решений. Как правило, члены семьи, в большей мере владеющие материальными средствами, приобретают в семье большую власть [16, с.130].

Л Сафилиос-Ротшильд (1976) утверждает, что любовь оказывает влияние на распределение власти между супругами. По его мнению, более любящий супруг имеет меньшую власть, поскольку находится в большей психологической зависимости. Супруги, в одинаковой мере любящие друг друга, обычно имеют одинаковую власть в семье. Как считает Л. Сафилиос-Ротшильд, поскольку жена обычно в большей мере проявляет любовь по отношению к мужу, брак можно рассматривать как своего рода обмен: жена отдает любовь за доступ к социально-экономическим благам, которых больше у мужа [1, с. 129].

Согласно другой точке зрения, больше сосредоточенной на конфликте, семья рассматривается как микрокосм конфликта в "большом" обществе. В прошлом эту идею высказали Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Они утверждали, что промышленная революция способствовала преобразованию семьи в совокупность денежных отношений. Например, в результате использования детского труда дети в семьях рабочего класса стали товаром и орудиями труда. В семьях среднего класса с женщинами обращались как с домашними рабынями. Женщины из рабочего класса были вынуждены работать вне дома, чтобы заработать деньги, необходимые для выживания семьи. Но поскольку они получали зарплату, их положение в большей мере приближалось к статусу мужчин, чем положение женщин из среднего класса.

Современный вариант теории конфликта, касающийся семьи, предложил П Хартманн. Она называет его "марксистско-феминистским". По ее мнению, подлинное понимание сущности семьи не связано с анализом эмоциональных или родственных отношений между ее членами; семья – «место борьбы». В семье осуществляются экономическое производство и перераспределение материальных благ, при этом интересы каждого ее члена вступают в конфликт с интересами других членов и общества в целом (см табл. 2.1) [16, с. 78].

Таблица 2.1.

Семья в состоянии конфликта

 

Источник конфликта

Конфликты внутри семьи

Конфликты между семьями и более крупными организациями

 

Производственные споры

Домашняя работа: Кто должен ее выполнять? Каким образом? По каким стандартам? Следует ли женщинам работать вне дома или мужчинам заниматься домашним хозяйством?

Производство в секторе домашнего хозяйства против производства, организованного капиталистами и государством: следует ли питаться на ходу в кафе или готовить еду дому? Что предпочтительнее: совместно воспитывать детей дома обоим родителям или отдавать их в центры ухода за детьми, организуемые государством?

 

Споры по перераспределению материальных средств

Зарплата: каким образом тратить деньги? Кто решает этот вопрос? Следует ли тратить зарплату мужа на предметы роскоши или удовлетворение потребностей семьи?

Налоги: Кто должен принимать решения об использовании средств, имеющихся в семье – члены семьи или представители государственного аппарата?

 

К ним относятся споры по поводу того, кто должен зарабатывать деньги, выполнять домашнюю работу, какую часть семейного дохода следует выплачивать государству и т.д. Само развитие капиталистической патриархальной системы привело к концентрации экономических средств в руках капиталистов и мужчин. Для обеспечения выживания низших классов (т.е. рабочих и женщин) должны быть созданы механизмы перераспределения материальных средств. Труд за деньги является способом перераспределения некоторой доли богатства капиталистов в пользу рабочих, а в семье осуществляется главным образом перераспределение богатства мужчин, в результате чего какую-то долю этого богатства получают женщины. Согласно этой точке зрения, помимо всего прочего, семья становится полем боя, где происходят конфликты по поводу перераспределения средств, в том числе и за труд по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей, при этом более тяжелые обязанности женщин по дому являются формой эксплуатации, сложившейся внутри капиталистическо-патриархальной системы.

В теории семьи, как и в других областях, противоречие между сторонниками функционализма и теории конфликта преувеличивается. Ни один серьезный исследователь не стал бы отрицать, что семья выполняет многие важные функции, но для нее еще характерны внутренние конфликты, способствующие появлению конфликтов в более широком плане. Задача социологов - определить относительное значение многих факторов и разработать теории, объясняющие их влияние на семьи и отдельных людей.

 

2.2. Концепции семьи в отечественной социологии семьи и брака эпохи постмодерн

В СССР социологические исследования семьи особенно активно проводились начиная со второй половины XX века, а точнее с середины 60-х годов. За период с 1968 по 1983 г. в стране опубликовано более 3 тыс. работ по семье. Наибольшее число работ посвящено вопросам репродуктивного поведения, совмещения профессиональных и семейных ролей работающих женщин, распределению власти и обязанностей в семье. Значительный массив данных введен в научный оборот Всесоюзным исследованием репродуктивных установок, проведенным в НИИ ЦСУ в 1969 г. [17, с. 12].

В начале 80-х годов усилилось внимание специалистов к образу жизни семьи, эмоциональным отношениям супругов, конфликтам, распределению обязанностей, отношениям власти и авторитета, государственной помощи семье (включая деятельность служб семьи и семейных консультаций), теоретическим и методическим проблемам, молодым семьям, воспитанию детей в неблагополучных семьях, сексуальному и добрачному поведению. Одновременно сократилось количество публикаций по правовым аспектам брака, репродуктивным функциям семьи, профессиональной деятельности женщин.

В начале 90-х годов наиболее популярными темами стали проституция, девиантное поведение, дети-сироты, покупной брак, самоубийства, наркомания, гомосексуальное поведение, нравственная подготовка к семейной жизни, городская многодетная семья, до - и послеразводная ситуация, женщины - предприниматели.

Наиболее крупный вклад в развитие социологии семьи внесли: А. Г. Харчев (теория), М. С. Мацковский (методология и методика), А. И. Антонов (рождаемость) и др.

 В Украине социологические проблемы семьи рассматривали Н. Б. Бабенко (теория Н. В. Лавриненко (гендерный аспект), С. Д. Павленко (сучасні проблеми розвитку інституту сім’ї та браку).

Наиболее известной в отечественной социологии является взгляд на проблемы семьи А.Г. Харчева. Приняв определение быта как внепроизводственной сферы человеческого бытия, он тем самым зафиксировал "диалектическую связь" производственной и непроизводственной сфер жизнедеятельности. Быт понимался при этом как организация потребления в самом широком смысле, "включая потребление и материальных и духовных благ и ценностей, созданных человечеством, и субъективных человеческих ценностей (общение)" [17, с. 5].

Семья объявлялась основной формой социальной общности в сфере быта, "первоэлементом быта", включающим в себя не только материальные отношения, но и комплекс идеологических отношений, в основном нравственных и нравственно-этических. Кроме того, Харчев развил тезис Ф.Энгельса о двоякого рода производстве и воспроизводстве непосредственной жизни, прочно привязав семью к воспроизводству человека ("детопроизводству") в интересах функционирования общества.

На этих посылках утвердилось в советской социологии "двуединство" подходов к исследованию семьи: в качестве социального института и малой социальной группы.

Дальнейшее укоренение концепции А.Г. Харчева было связано, как минимум, с двумя обстоятельствами:

1) со значительно большей, чем у других исследователей, тщательностью проработки связей и отношений семьи как социального явления с категориями исторического материализма, а также с очевидными в то время проблемами брачно-семейной практики;

2) с ролью и научным авторитетом самого автора: с одной стороны, активного участника общесоциологической дискуссии о предмете социологии, а с другой - руководителя структурного подразделения, занимающегося проблемами семьи в головном академическом институте, и соответствующей секции Советской социологической ассоциации [17, с. 16].

Как бы то ни было, но концепция А.Г. Харчева стала, несомненно, крупным вкладом в отечественную социологию и открыла возможности для широкого исследования семейно-брачной проблематики, словом, оказалась этапной в своей области, довела до логического конца марксистско-ленинское понимание места и роли семьи в обществе и государстве. Сформулированные Харчевым дефиниции брака и семьи вошли во все отечественные справочные издания как общего, так и специального характера, приводятся во всех базовых отечественных учебниках социологии.

Концепция А.Г. Харчева была функционалистской, ее центр - вопрос о функциях семьи. Предлагая обширный перечень функций, Харчев настаивает на необходимости различения, с одной стороны, специфических, вытекающих из сущности семьи и отражающих ее особенности как социального явления (деторождение и социализация детей - "детопроизводство"), с другой - таких функций, к выполнению которых семья оказалась принужденной (или приспособленной) в определенных исторических обстоятельствах (накопление и передача по наследству частной собственности, организация производства, потребления и быта и т.д.). В качестве главного, образующего семью отношения выдвигается детопроизводство [17, с. 16-24]. Все остальные отношения, выражающиеся в других функциях семьи, опосредуются той ценностью, которую общество придает проблеме воспроизводства населения.

Кроме общественно-центрированного функционализма, концепция АГ. Харчева обладает еще такими свойствами, которые можно было бы обозначить как некогерентность и слабая структурированность. Выражаются эти свойства, кроме прочего, еще и в том, что концепция выдерживает достаточно широкий спектр также противоречивых интерпретаций, сохраняя формальную целостность. Возможно, это было одним из обстоятельств, обеспечивших ей столь долгую жизнь.

Еще один существенный момент заключается в том, что, установив соотношение между историческим материализмом и "специальной социологической теорией семьи", Харчев не смог протянуть нить к "нижележащему" уровню социологии - конкретным социальным исследованиям. Результатом этого явились те особенности работ по социологии семьи, которые были изложены выше при анализе массива отечественных публикаций.

Самая крупная попытка закрыть указанную брешь была предпринята лидером школы совместно с М.С. Мацковским в рамках проекта "Семья как фактор воспроизводства социальной структуры социалистического общества" [8, с. 56]. В основе этой попытки лежала идея о необходимости стандартизации массового применения эмпирических индикаторов при едином подходе к определению выборки.

Но даже если представить себе, что такая попытка удалась, это не смогло бы устранить основного дефекта (точнее, ограниченности) концепции - общественно-центрированного функционализма, ибо какой бы тщательной ни была разработка эмпирических индикаторов, она не в силах изменить содержание понятийных оснований.

Отмеченная несогласованность теории и практики в отечественной социологии семьи легко может быть обнаружена непредубежденным наблюдателем, при этом почти все методологические апелляции к концепции А.Г. Харчева, содержащиеся в отечественных экспериментальных работах, сводятся к обязательному ее упоминанию.

С начала 70-х гг. постепенно формируются, а к концу 80-х становятся очевидными две ориентации исследователей социологических проблем семьи. Авторы, в частности А. И. Антонов, стремились максимально сохранить и укрепить общественно-функциональное понимание семьи, акцентируя внимание на стабильности семьи и характеристиках внутрисемейного взаимодействия, склонялись к пониманию самостоятельной ценности изучения проблем семейной общности [1, с. 89].

Ориентация на акцентирование имманентных закономерностей развития семьи концептуально была оформлена С.И.Голодом [3, с. 131].

Симптомом выхода в последние годы концепции исторических типов семейных отношений на авансцену отечественной социологии семьи может служить тот факт, что по индексу цитирования (в публикациях соответствующей тематики в "Социологических исследованиях" за 1986-1992 гг.) С.И.Голод занимает третье место после А.Г. Харчева и М.С. Мацковского.

Суть концепции, о которой идет речь, состоит в том, что основное внимание уделяется структуре и характеру внутрисемейных отношений, конституирующих семью, - свойства и кровного родства (порождения) - в их исторической динамике. При этом, естественно, учитывается влияние исторических тенденций общественного развития в целом, с одной стороны, и исторического развития индивидуальности - с другой.

Анализу подлежит семейная жизнедеятельность как таковая в своей тотальности, что не исключает, конечно, выделения ведущих факторов - ценностей супружества, в качестве которых выступают адаптационный синдром, интимность и автономия. В рамках концепции обосновано существование трех основных идеальных (модельных) типов семейных отношений: патриархатного (традиционного), детоцентристского (современного) и супружеского (постсовременного), распространенных в разных пропорциях и с национально-культурными модуляциями во всех обществах, относящихся преимущественно к западноевропейской культурной традиции. Принципиально важная особенность концепции Голода заключается в том, что она допускает и функциональные рассуждения, а также открыта к взаимодействию с концептуальными построениями смежных дисциплин. К сожалению, в силу разных причин, в том числе и ресурсных ограничений, развитие концепции исторических типов семейных отношений идет не столь динамично, как могло бы.

Да и в целом для социологии семьи в последние годы характерен существенный спад исследовательской активности. Отказ от методологической монополии марксизма-ленинизма в общественных науках еще больше подорвал авторитет концепции А.Г. Харчева, а иных концептуальных построений либо нет, либо они не набрали силу. Возможно, что в такой ситуации потенциального методологического плюрализма нет ничего плохого, но оценить направления и характер ее дальнейшего развития довольно сложно.

 Украинские исследователи также создали ряд оригинальных концепций развития семьи. Оригинальной является концепция развития семьи, разработанная С. Д. Павленко, в которой автор основное внимание уделяется особенностям внутрисемейных отношений, семейных конструкций, как факторов влияющих на состояние конфликтности в семье. Автор анализирует семейную жизнедеятельность с позиций социальной психологии и конфликтологии и в целом его позиция во многом сходна с теорией конфликта в западной социологии семьи и брака [10, с. 78].

Таким образом, отечественная социология семьи прошла путь от идеологизации науки до разработки современных взглядов на институты семьи и брака, характерные для западной социологии

Если говорить о перспективах развития теории семьи в постмодернистском обществе, то развитие социологии семьи в рамках уже сложившихся подходов будет в ближайшие годы происходить плавно, сопровождаясь размыванием междисциплинарных границ с культурной антропологией, историей, исторической демографией и, по-видимому, политологией.

 При этом освоение западного опыта и стиля теоретизирования в проблематике семьи и брака, утверждение образцов и моделей эмпирических исследований, принятых в мировой науке, будет происходить не слишком стремительно, инициируясь развитием совместных проектов и инновационными стремлениями научной молодежи и замедляясь стремлением исследователей старшей генерации сохранить уже сложившийся стиль и образ деятельности, найти собственный путь интеграции в мировое научное сообщество.

 

Выводы

Таким образом, проведенное исследование позволяет сформулировать следующие выводы.

На всем протяжении истории развития человеческой цивилизации, семья, как важнейший социальный институт, эволюционировала, принимала различные формы, менялись ее функции, перед семьями вставали новые проблемы, связанные с тем или иным этапом развития общества.

В результате эволюции сложилась современная семья, семья эпохи постмодерна, для которой характерны новые проблемы, которые исследует социология семьи и брака на основе двух основополагающих концепций: функционализма и теории конфликтов.

Функционализм рассматривает семью с точки зрения ее общественных функций, теория конфликтов в социологии семьи апеллирует к проблемам возникновения и разрешения конфликтов в современной семье.

Безусловно, что наиболее плодотворным подходом, по нашему мнению, является синтетический подход к исследованию проблематики современных семей, в который должны быть включены элементы функционализма, социальной психологии и кофликтологии, которые используются в подходе, связанном с теорией конфликтов.

 Отечественная социологическая теория семьи и брака долгое время развивалась под воздействием идеологических постулатов, характерных для марксистко-ленинской идеологии.

В частности, в отечественной социологии долго время ведущей была функциональная концепция А. Г. Харчева. Приняв определение быта как внепроизводственной сферы человеческого бытия, он тем самым зафиксировал связь производственной и непроизводственной сфер жизнедеятельности.

Сформулированные А. Г. Харчевым дефиниции недостатка и семьи вошли во все отечественные справочные издания как общего, так и специального характера, приводятся во всех базовых отечественных учебниках социологии. Вместе с тем социальная практика показала примитивизм данной концепции, и в дальнейшем, концепции семьи, разработанные А. И. Антоновым, С. Д. Павленко С. И. Голодом [28, 30]. М.С. Мацковским, стали более сложными, учитывали не только социальную сущность семьи, но и апеллировали к социальной психологии и конфликтологии.

В целом это говорит о том, что современные украинские исследователи приняли западный широкий подход к определению особенностей развития семьи в эпоху постмодернизма, который является наиболее плодотворным с точки зрения социологических исследований в различных социальных аспектах жизнедеятельности современной семьи.

 

 

Литература

Антонов А.И. Микросоциология семьи (методология исследования структур и процессов). – М., Просвещение, 1998. – 381 с.

Бабенко Н. Б. Соціологія сім’ї: Навч. посіб. — К.: ДАКККіМ, 2004. – 346 с.

Голод С.И. Стабильность семьи: социологический и демографические аспекты. - Л., Нева, 1994. – 341 с.

Гурко Т.А. Трансформация института семьи: постановка проблемы // Социологические исследования, 2005, №10. – С. 12-15.

Дементьева И.Ф. Первые годы брака: Проблемы становления молодой семьи. -М.: Наука, 2001.- 293 с.

Елизаров А. Ценностные ориентации неблагополучных семей // Социологические исследования, 2005, №7, с. 93 - 98.

Лавриненко Н. В. Женщина: самореализация в семье и обществе (гендерный аспект) / НАН Украины, Ин-т социологии. — К., Наука, 1999. – 271 с.

Мацковский М.С. Социология семьи: проблемы, теории, методологии и методики. - М.: Фора, Наука, 2004. – 312 с.

Огборн Д. и Нимкофф Р. Семья в новой исторической ситуации // Социологические исследования, 2005 - №3. – С. 7-10.

Павленко С. Д. Cучасні проблеми розвитку інституту сім’ї та браку . — К.: Вид-во Соломії Павличко “Основи”, 2002. – 356 с.

Сафилиос-Ротшильд. Л., Семейная дезорганизация // Жизнедеятельность семьи. - М., Просвещение, 1990. – 366 с.

Смелзер Н. Социология. М.: Аспект, 2002. – 412 с.

Сысенко В.А. Супружеские конфликты. - М., МГУ, 2003. – 283 с.

Токарев С.А. Исследование семьи в зарубежной социологической и этнографической литературе // Этносоциальные аспекты изучения семьи у народов зарубежной Европы. - М., Аспект, 2007. –129 с.

Фролов С.С. Социология. Учебник. - М.: Наука, 1994. – 401 с.

Хартманн П. Семейные конфликты в современном обществе. Реф. сборник Академии наук. - М., 1989. - 271 с.

Харчев А.Г. Браки и семья в СССР. Изд. 2-е. - М., Просвещение, 1979. – 298 с.

Чуйко Л.В. Браки и разводы. - М., Аспект,  2005. – 271 с.