Представления о феминных и мускулинных культурах

Введение

Предметом данной работы будут выступать представления о феминных и маскулинных культурах. Перед началом рассмотрения данного вопроса рассмотрим такие понятия как гендерные системы, феминность и маскулинность.

Маскулинность (мужественность) представляет собой комплекс аттитюдов, характеристик поведения, возможностей и ожиданий, детерминирующих социальную практику той или иной группы, объединенной по признаку пола. Другими словами, маскулинность - это то, что добавлено к анатомии для получения мужской гендерной роли.

Феминность (женственность) - характеристики, связанные с женским полом  или характерные формы поведения, ожидаемые от женщины в данном обществе, или же социально определенное выражение того, что рассматривается как позиции, внутренне присущие женщине. Традиционно предполагалось, что фемининнось биологически обусловлена, и ей приписывались такие черты, как пассивность, отзывчивость, мягкость, поглощенность материнством, заботливость, эмоциональность. Эти представления находились в соответствии с отнесенностью женщин к частной, а не также к публичной сфере.

Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы асимметричны таким образом, что мужчины и все «мужское/маскулинное» (черты характера, модели поведения, профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское/фемининное» определяется как вторичное, незначительное с социальной точки зрения и подчиненное. Сущностью конструирования гендера является полярность и противопоставление. Важную роль в развитии и поддержании гендерной системы играет сознание людей. Конструирование гендерного сознания индивидов происходит посредством распространения и поддержания социальных и культурных стереотипов, норм и предписаний, за нарушение которых общество наказывает людей.

Многообразие гендерных ролей в различных культурах и в разные эпохи свидетельствует в пользу гипотезы о том, что наши гендерные роли формируются культурой. Согласно теории Хофстеда, различия в гендерных ролях зависят от степени гендерной дифференциации в культурах или степени маскулинности или фемининности той или иной культуры.

На основании кросс-культурных исследований Хофстед показал, что люди маскулинных культур имеют более высокую мотивацию достижения, смысл жизни видят в работе и способны много и напряженно работать.

 

Представления о феминных и мускулинных культурах

Маскулинная культура - это культура, в которой доминируют мужские ценности. В ней преобладают такие характеристики, как ориентация на соперничество, потребность в признании и продвижении, ценность превосходства, высокая мотивация к достижениям, ориентация на благосостояние, стремление доминировать, независимость, желание самореализации, индивидуализм, исключительная сконцентрированность на работе (жить, чтобы работать). По мнению некоторых западных исследователей, США относятся именно к маскулинной культуре.

Фемининные культуры, напротив, выдвигают на первый план необходимость консенсуса; здесь ценится забота о других, щадят чувства других людей; четко выражена ориентация на обслуживание; красивым считается маленькое и медленное; присутствует симпатия к угнетенным; высоко ценится скромность; мышление является более интуитивным; много значит принадлежность к какой-то общности, группе.

Психология больших социальных групп формируется под влиянием различных факторов, которые играют роль программирующих в процессе возникновения феномена менталитета социума. К этим факторам, в первую очередь, можно отнести  влияние биосферы, включающей особенности географической, климатической, ландшафтной, растительной и животной среды; техносферы как комплекса средств, орудий и технологий, доминирующих в данном социуме; социосферы как комплекса разных составных  инфраструктуры, включающей различные сферы удовлетворения материальных и духовных потребностей социума.

Географические факторы, в свою очередь, включают в себя  особенности расположения социального сообщества в рамках государства, нации или этнической группы, имеющей общую территорию. Эта территория в географическом контексте может иметь признаки островного или континентального характера, размещаться в  арктической  или тропической зонах. В каждом конкретном случае географический фактор отражается на социально-психологических качествах, присущих населению вообще и представителям мужского и женского пола, в частности.

Регионы, территориально изолированные от других сообществ, психологически ориентированные на постоянные нормы мышления и поведения, которые в целом оказывают содействие формированию и культивированию традиций в социуме как на локальном уровне (семья, межличностные и межгрупповые отношения в маленьких и средних социальных группах), так и на глобальном уровне (взаимодействие больших социальных сообществ в рамках нации или государства и с представителями других наций и государств).

Кроме традиционности, таким сообществам присущи черты автономности и самодостаточности, с одной стороны, и чувства  социальной причастности к национально-корпоративному духу, с другой стороны. Представители подобных сообществ склонны полагаться на собственные силы, но с обязательным учетом групповой мысли, групповой морали, групповых ценностей и норм. Характерными примерами таких сообществ являются островные нации - Япония и Англия.

Мужество японцев и англичан всегда было темой исторических и литературных произведений. Этика японского самурая или английского джентльмена была и сейчас порой остается образцом настоящего мужчины для молодого человека в соответствующем обществе.

Континентальные социумы отличаются от островных большей открытостью в коммуникациях и склонностью к международной кооперации. Уровень открытости или закрытости конкретной нации можно рассматривать в континууме, образованном пересечением географических координат Запад-Восток и Юг - Север.

Северные нации, прежде всего скандинавские (норвежцы, шведы, финны) известны своей сдержанностью в поведении, в то же время как представители типичных южных наций - африканских и латиноамериканских характеризуются раскованностью в проявлении эмоций и непосредственностью в поведенческих реакциях. Первые скорее воплощают в образцах своего поведения  стереотипы «мужества», а вторые соответственно «женственности». Эти стереотипы связаны с противопоставлением противоположных по проявлению качеств – логического мышления и чувственного (первое К.Г. Юнг считал функцией интеллектуального познания, а второе – функцией субъективной оценки).

Совсем другие критерии выступают в роли детерминант маскулинности и фемининности по шкале Запад - Восток. Западное мышление известно своей прагматической направленностью, а сугубо восточное - созерцательностью. Для западных наций (англо-саксонских, германоязычных и латиноязычных групп) характерна высокая социальная мобильность и экспансивность. Восточные сообщества - индусы, китайцы, и в определенной мере арабы, в данное время представляют собой пример относительной социальной статичности.

Индивидуальная и социальная динамика на фоне экспансивности, как проявления решительности, также ассоциируется с мужеством, в то время как пассивная социальная позиция больше ассоциируется с «женскими» тенденциями в поведении.

 Указанные тенденции частично были положены в основу концепции ментального программирования в отдельных работах американских специалистов, которые используют для дифференциации разных национальных  сообществ признаки маскулинности и фемининности как проявления социальной активности женской и мужской части населения.

В этом контексте, возникает противоречие между влиянием на менталитет социума, с одной стороны, психофизических детерминант, а с другого - социально-психологических. Те же скандинавские социумы по первому критерию отвечают маскулинному аспекту, а по второму - фемининному.

В общем, исходя из социально-психологических критериев, можно констатировать: маскулинным считается социум, в котором социальные гендерные роли ярко выраженны, т. е. мужчины и женщины  в своем поведении максимально отвечают тем стереотипам и ожиданиям, которые традиционно сложились в данном социуме в течение продолжительного исторического периода.

Женственность характерна больше для социумов, где социальные гендерные роли относительно совпадают (частично или полностью). В таких социумах стереотипизация сугубо мужского или сугубо женского поведения на бытовом, профессиональном, политическом и других уровнях не имеет особого значения.

По мнению некоторых зарубежных специалистов по вопросам национальной культуры, на крайнем полюсе шкалы «маскулинность» расположены такие нации, как японская и австрийская. Соответственно, на противоположном полюсе этой шкалы, где маскулинность переходит в дихотомический признак – фемининность, расположены представители скандинавских наций – шведы, норвежцы, финны.

Действительно, социальная пассивность японок настолько очевидна, что отпадает потребность в проведении соответствующих статистических исследований. В свою очередь, достаточно выразительно отличается на этом фоне социальная заангажованность представительниц женского пола указанных скандинавских наций, в особенности в политической и бизнесовой сферах.

Показателем доминирования признака «маскулинности» в социуме является  ориентация населения на такие ценности, как социальный статус, имидж, профессиональный и материальный успех. Социумы с преобладанием «фемининных» признаков в социальной жизни больше ориентированные на такое комплексное понятие, как качество жизни.

Это понятие есть качественным показателем степени удовлетворения материальных и духовных потребностей людей. Оно также связано с другим понятием – «образ жизни», что вмещает в себе такие его стороны, как материальный уровень жизнь, социальные гарантии со стороны государства – пенсии, льготы, страхование, благотворительные акции, здоровая экология, высокие общественные морально-этические нормы, качество коммунальных услуг и сервиса, питания, отдыха, условий работы.

Результатом высокого уровня качества жизни является положительный социально-психологический климат в социуме и такие его проявления как толерантность в широком контексте этого слова. Это понятие задевает широкий спектр проблем, без которых не обходится любое современное общество, в частности: национальных: расовая и национальная терпимость, отсутствие дискриминации национальных меньшинств – языковой, профессиональной; возрастных: минимизация конфликтной коллизии «родители-дети», решение  социально-психологических проблем  старых людей; половых: высокий уровень терпимости к индивидуальным особенностям в этой области каждого человека; просветительская  и профилактическая работа в учебных и воспитательных учреждениях; толерантность законодательных актов по отношению к сексуальным меньшинствам и половому поведению граждан; реальное обеспечение возможностей реализовать свою социальную активность в любой сфере жизни (бизнесе, политике, науке, искусстве); экономических: отсутствие резкой дифференциации в материальном уровне жизни; государственное регулирование социального обеспечения и уровня доходов граждан.

Такие развитые в экономическом отношении страны, как США и Япония, вместе с тем, характеризуются наличием массы выше приведенных социальных проблем. В то же время, в таких европейских государствах, как Швеция, Финляндия, Норвегия, Голландия, их решению придают больше внимания. Маскулинный характер североамериканской и японской культур и фемининность – скандинавских стран и голландской, в этом контексте играют очень значимую роль.

Кроме приведенных объективных факторов, которые характеризуют тенденции общественного сознания, не менее важную роль в природе маскулинности-фемининности культуры играет фактор, связанный с феноменом коллективного подсознательного и его влиянием на индивидуальное подсознательное.

В соответствии со взглядами К.Г. Юнга коллективное подсознательное включает в себя определенные образцы филогенетического опыта общества. Содержательными выразителями коллективного подсознательного выступают архетипы – психические структуры, которые выполняют программирующую роль при формировании как групповой, так и индивидуальной психики.

За Юнгом, наибольшее влияние на формирование психических особенностей, которые отображают тенденции мужского и женского поведения, имеют архетипы Анима и Анимус. Анима является проекцией женских особенностей психики, которые отвечают за чувственную направленность индивида. В свою очередь, Анимус – архетип, который отвечает за мужскую модель поведения,  более связанную с функцией мышления.

Поскольку любой индивид, независимо от половой принадлежности, имеет андрогинную природу, т. е. наличие психофизических свойств как маскулинной, так и фемининной природы, то проявления архетипа Анима находят у мужнин, и, соответственно, Анимус – у женщин. Указанные проявления привносят в способ мышления и поведение представителей обоих полов элементы  компенсаторного механизма, следствием которого являются разные нюансы жизненных сценариев, с положительными и отрицательными проявлениями на психофизическом и социально-психологическом уровнях. 

В повседневной жизни мужчины с доминирующим влиянием архетипа Анима на индивидуальное бессознательное проявляют в способах своего мышления и поведении выраженные признаки фемининности – аффективность, уступчивость, эротичность, интровертированность, социальная пассивность.

В свою очередь, женщины, в структуре психики которых Анимус играет достаточно значимую роль, проявляют маскулинные тенденции – рациональность мышления и поведения, экспансивность, прагматичность, экстравертированность, активное участие в общественной жизни и распределении социальных ролей.

Указанные  архетипические влияния отражаются на уровне коллективного бессознательного в больших социальных сообществах, к которым принадлежат этносы и нации.

 

Заключение

В данной работе были затронуты такие понятия как гендерные роли и системы, феминность и маскулинность, а также представления о феминных и маскулинных культурах. На основании вышеизложенного можно сделать следующий вывод.

Маскулинная культура - это культура, в которой доминируют мужские ценности. В ней преобладают такие характеристики, как ориентация на соперничество, потребность в признании и продвижении, ценность превосходства, высокая мотивация к достижениям, ориентация на благосостояние, стремление доминировать, независимость, желание самореализации, индивидуализм, исключительная сконцентрированность на работе (жить, чтобы работать). По мнению некоторых западных исследователей, США относятся именно к маскулинной культуре.

Фемининные культуры, напротив, выдвигают на первый план необходимость консенсуса; здесь ценится забота о других, щадят чувства других людей; четко выражена ориентация на обслуживание; красивым считается маленькое и медленное; присутствует симпатия к угнетенным; высоко ценится скромность; мышление является более интуитивным; много значит принадлежность к какой-то общности, группе.

При сравнении по методике Хофстеде 50 разных стран и трех регионов между ними обнаружились существенные различия, не совпадающие с уровнем их социально-экономического развития или богатства.

«Маскулинными» являются, к примеру, Япония, Австрия, Италия, Германия, США, Великобритания, Мексика, Венесуэла, Колумбия, Эквадор, Южная Африка, Австралия, арабские страны, Филиппины.

«Фемининными», имеющими низкий балл по маскулинности, оказались скандинавские страны - Швеция, Норвегия, Дания, Финляндия, а также Нидерланды, Франция, Португалия, Коста-Рика и Таиланд.

В культурах феминных на первом плане выступают эмоциональные связи между людьми, забота о членах общества.

 

Список использованной литературы

Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. - М.: Наука, 2000.

Антология гендерных исследований. Сб. пер. / Сост. и комментарии Е. И. Гаповой и А. Р. Усмановой. - Минск: Пропилеи, 2000.

Большой толковый социологический словарь (Collins). Том 1 (А-О): пер. с англ. - М.: Вече, АСТ, 1999. - 544 с.

Введение в гендерные исследования. Ч. I: Учебное пособие / Под ред. И. А. Жеребкиной. - Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001. - 708 с.

Гидденс Энтони. Социология. - М.: Эдиториал УРСС, 1999. - 704 с.

Егорова М.С. Психология индивидуальных различий. М.: - Планета детей, 1997.

Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. - М.: Педагогика, 1986.

Хрестоматия феминистских текстов. Переводы / Под ред. Е. Здравомысловой, А. Темкиной. - СПб.: Дмитрий Буланин, 2000.