Юридическая психология. Задачи

Потерпевшая А. показала следующее: когда она возвраща­лась из командировки поздно вечером 26 декабря, на нее было совершено разбойное нападение неизвестными лицами, ото­бравшими в числе вещей, бывших при ней, и ценную посылку, переданную для ее сослуживца. Место нападения, указанное потерпевшей, было плохо освещено, но она уверенно описала приметы грабителей: один из них блондин, одетый в корич­невое пальто с повязанным вокруг шеи красным шарфом с зе­леными полосками, другой - шатен, облаченный в темно-фио­летовое пальто и малинового цвета свитер.

Следователь усомнился в достоверности показаний потер­певшей.

Какими знаниями об особенностях зрительных ощущений
руководствовался следователь при оценке показаний потер­
певшей А.?

 

 

Для выяснения обстоятельств дела один из главных, а иногда и единственный источник информации — показания потерпевшего. Поэтому следователю очень важно установить психологический контакт с потерпевшим, учитывая его психическое состояние и индивидуальные особенности, и таким образом обеспечить полноту и точность показаний. Это касается в основном таких следственных действий, как допрос, очная ставка, опознание. Физиологическое состояние потерпевшего в момент совершения преступления может определяться при помощи криминалистической техники (анализ следов).

Изучение психофизиологических свойств потерпевшего, силы, подвижности нервных процессов, типа высшей нервной деятельности, темперамента помогает определить возможность совершения потерпевшим тех или иных действий, а в целом — создать правильную картину события. Эти качества необходимо учитывать и при установлении контакта с потерпевшим, при организации следственных действий.

Социально-психологический аспект может включать в себя взаимоотношения обвиняемого и потерпевшего с точки зрения их конфликта и отношения к другим людям. Для правильного воссоздания события важно проанализировать конфликтную ситуацию, распределение в ней ролей.

Формирование показаний потерпевшего происходит поэтапно. Выделяют три стадии этого процесса: восприятие, запоминание и воспроизведение. Каждое из них содержит возможность выпадения или искажения необходимой для следователя информации. Это необходимо учитывать, чтобы свести пробелы и ошибки к минимуму.

Восприятие — это чувственный этап познания, отражение человеком предметов и явлений в совокупности их свойств. При восприятии в максимально адекватных условиях создается целостный образ на основе ощущений.. С субъективной точки зрения имеют значение преднамеренность восприятия, степень чувствительности органов чувств, опыт и знания потерпевшего, его состояние в момент преступления (например, состояние алкогольного или наркотического опьянения). Мышление может регулировать восприятие, но с его воздействием связаны и отрицательные моменты: привнесение в показания потерпевшего различного рода домыслов, которые восполняют пробелы восприятия [2].

Наконец, особую роль в процессе восприятия имеет эмоциональное состояние потерпевшего. Эмоциональная реакция, вызванная у потерпевшего преступлением, неизбежно приковывает его внимание к преступным действиям, однако острые переживания сужают сознание и снижают полноту и точность отражения. Последствия стрессовой ситуации могут сказаться и позднее, в стадии расследования, большое влияние она оказывает и на процесс запоминания, сохранения в памяти воспринятого.

Вторая стадия формирования показаний характеризуется образованием и сохранением представлений. Представления — сумма образов, воспринятых ранее и в силу основной помехи — времени — подверженных определенным искажениям. Потерпевший обычно более прочно запоминает обстоятельства преступления, воспринимает их ярче, чем просто свидетель, потому что происшедшее непосредственно касается его интересов. Полнота и точность показаний во многом зависит от срока, прошедшего с момента преступления, поэтому потерпевших рекомендуется допрашивать как можно скорее после событий, о которых они должны рассказать. Однако иногда полезно отложить допрос, чтобы последствия стрессовой ситуации несколько ослабли. Имеет значение тип памяти потерпевшего, который может быть образным, логическим и эмоциональным. Следователь, стимулируя потерпевшего к созданию более полной картины события, должен учитывать этот фактор, советуя в одном случае вспомнить мысли о воспринятом событии, возникшие сразу после него, в другом — переживания, чувства, связанные с событием.

При даче показаний потерпевшие воспроизводят воспринятые ими и сохраненные в памяти обстоятельства. Но это не простое копирование обстановки события, а сложный психический процесс, в котором активно участвуют мышление, эмоции, проявляется направленность интересов. С одной стороны, это может положительно влиять на продуктивность восприятия, а с другой — стать источником домыслов и ошибок.- В процессе воспроизведения могут проявляться такие особенности, как осознание потерпевшим значимости своих показаний, отношение к делу и лицам, которые в нем участвуют, сама обстановка допроса. Эта стадия также требует применения некоторых тактических приемов. Целесообразно, например, чтобы потерпевший изложил все, что относится к делу, в форме свободного рассказа: следователь не должен прерывать его вопросами. Обычно перед началом такого рассказа потерпевший осмысливает происшедшее, обдумывает, в какой последовательности изложить обстоятельства.

Фактором, влияющим на показания потерпевшего, может оказаться внушение, преднамеренное или непреднамеренное. В большей степени это характерно для несовершеннолетних потерпевших, но внушению могут быть подвержены и взрослые. Потерпевшие вообще внушаемы больше, чем свидетели, особенно тогда, когда внушаемые сведения соответствуют их интересам

В заключение можно сделать некоторые обобщения. Личность потерпевшего играет большую роль для работы органов правосудия. Она может рассматриваться с разных точек зрения, которые тем не менее взаимосвязаны. Таким образом, изучение личности потерпевшего вырастает в комплексную проблему.

Один из важных аспектов этой проблемы — изучение личности потерпевшего на предварительном следствии в целях получения от него достоверных показаний.

Показания потерпевшего зависят от многих субъективных и объективных факторов. Знание психологических закономерностей процесса формирования показаний и их особенностей у потерпевшего, изучение мотивации последнего помогает следователю избрать нужные тактические приемы для получения достоверных сведений. Данные о потерпевшем используются не только на допросе, но и при проведении других следственных действий.

 

 

Задача 2

Расследуя уголовное дело о хищении государственного иму­щества, следователь столкнулся с необходимостью разреше­ния вопроса о том, кем выполнен машинописный текст доку­мента.

Какие психофизиологические закономерности лежит в ос­нове этой рекомендации?

 

Физиологической основой формирования письменных навыков является учение И.П. Павлoвa об условно-рефлекторной деятельности. Индивидуальные и типологические особенности людей накладывают свой отпечаток на графологические выразительные движения при формировании и закреплении письменных навыков. Считается, что в период наиболее интенсивной социализации личности (старший подростковый возраст) навык письма, отработанный до автоматизма, приобретает личностные психографологические особенности, закрепленные в почерке. В дальнейшем он мало изменяется. Индивидуально-графологические особенности почерка — это своеобразная личностная печать индивида [3].

В психологии достоверно установлена зависимость почерка от эмоционального состояния и некоторых типологических свойств высшей нервной деятельности. По вопросу о корреляционной зависимости между почерком и характером человека, о характерологических особенностях почерка мнения разделились. Одни (например, Е.И. Рогов) считают, что однозначных связей между графическими признаками письма и соответствующими им чертами характера не существует или, во всяком случае, они не подтверждаются. Другие (Д.М. Зуев-Инсаров, Н.Н. Обозов, Г.В. Щекин) утверждают, что эти связи прослеживаются достаточно четко и подтверждаются многими исследованиями. Впрочем, и сам Е.И. Рогов недостаточно уверен в своем утверждении, так как в своей работе «Психология человека» он опубликовал психографологический тест по определению характерологических качеств личности по отдельным признакам письма.

Н.Н. Обозов, обобщив богатый опыт исследования в области графологии, говорит о необходимости различать устойчивые особенности почерка, не изменяющиеся под воздействием внешних обстоятельств, и неустойчивые, изменяющиеся под воздействием эмоциогенных факторов: «Для современного человека, когда перья сменили шариковые ручки и пишущие машинки, графология может представляться пережитком. Между тем даже роспись в ведомости или в любом другом документе не только единственное доказательство, достоверное свидетельство автора, но и характеристика личности. Подпись, или автограф, немало говорит о переживаниях человека, а также о скромности и уверенности, об открытости и скрытности, об эмоциональности и сдержанности. Наряду с устойчивыми особенностями почерка, которые не меняются в зависимости от состояний человека, некоторые его особенности связаны с настроением, утомлением, возбуждением».

Результаты исследования Н.Н. Обозова в области графологии имеют прикладное значение. Основные результаты этого исследования сводятся к следующему:

Выявлены корреляционные зависимости почерка от типа телосложения по Э. Кречмеру (пикник, астеник, атлетик). У пикника почерк характеризуется округлостью вершин букв, плавным переходом от изгиба к изгибу. У атлетиков и астеников кривые, наоборот, имеют резко угловой характер.

Еще более зависима графика письма от типа личности («мыслитель», «собеседник», «практик»). У «мыслителя» почерк как бы сопровождает его мысль. Он увлечен содержанием письма, а не его формой. У «собеседника» почерк — самодостаточное явление. Он более постоянен в «рисунке» письма. У «практика» же почерк связан с той ролью, которую он избрал для себя (надо быть точным, собранным, артистичным). Это сказывается на самом почерке. Имеется некоторое различие между почерком женщин и мужчин. Так, известно, что специализация женщин в основном связана с общением, с межличностными отношениями, в то время как у мужчин специализация связана с предметным миром, с практикой. Женщина-«мыслитель» и женщина-«практик» в почерке сохраняют свое женское начало, округляя буквообразования, делая почерк более плавным. Мужчины же «мыслители» и «практики» усиливают особенности угловатого, отрывистого почерка.

Профессиональная деятельность накладывает свой отпечаток на графологические особенности почерка. У врачей, использующих латынь для написания рецептов, почерк стремительно «быстрый» и в силу этого и частично из-за применения латинского языка для написания рецептов становится малопонятным. Математик в своем письме невольно стремится использовать язык символов и кодов. Поэт придает своему письму своеобразную форму для выражения эстетических чувств. Это наблюдается не только в содержании письма, но и в расположении текста. Слабоуспевающий ученик в своем почерке произвольно допускает дрожащие линии и штрихи, чего нет у успевающих школьников, и т. д.

Свойства высшей нервной деятельности накладывают свой отпечаток на графологию письма. Например, выявлено, что сильные уравновешенные типы ВНД (сангвиники и флегматики) в письме придерживаются равномерного нажима на конец пишущего инструмента. Для холерика характерно сильное надавливание на пишущий инструмент в процессе письма. У меланхоликов — весьма легкое надавливание, могут проступать в письме едва заметные штрихи и линии.

В определенных пределах почерк меняется под воздействием психического состояния или эмоциогенных факторов. Так, при повышенной активности и хорошем настроении строки у пишущего могут направляться в верхний правый угол. При снижении активности, пониженном настроении и пессимизме — опускаются в нижний правый угол.

В медицинской практике выявлены особенности почерка людей с психическими заболеваниями. К примеру, признаком неврологических нарушений является неравномерность интервалов между словами, одни слова пишутся достаточно крупными буквами, другие — мелкими, незаметными, строки «падают» вниз по направлению к пишущему и т. п.

Результаты исследования подтверждают возможность определения по почерку отдельных характерологических черт личности (общительность, практичность, энергичность, любознательность, но и в определенной степени консерватизм, осторожность и т. п.).

Задача 3

Известна криминалистическая рекомендация о том, чтобы следователь ускорял темп читки текста лицу, у которого отби­раются экспериментальные образцы почерка под диктовку, при наличии у следователя подозрения, что пишущий пытается исказить свой почерк.

Какие психологические  закономерности лежат в основе этой рекомендации?

Что -понимается под почерком?

Что такое навык и привычка?

Каковы основные принципы и законы высшей нервной деятельности?

Какая закономерность работы головного мозга лежит в основе формирования навыка?

 

 

Почерк характеризуется целым набором признаков, позволяющих отличить его от почерков всех остальных людей. Манера писать у каждого абсолютно специфическая и никогда не повторяется.

Почерк не представляет собой что-то полностью сформировавшееся и застывшее. Он может претерпевать определенные изменения в зависимости от обстоятельств жизни и физического развития человека. В почерке, как и в поведении и речи, раскрывается внутренний мир человека.

Во время письма рука очень тонко реагирует на зарождающиеся мысли и чувства. Причем реагирует с большим постоянством, что придает почерку одинаковость.

Многолетняя практика позволила графологам заметить определенные закономерности в почерке и их обусловленность личностными особенностями человека. Основные наблюдения можно сформулировать в виде следующих положений.

Первое положение. Почерк характеризуется степенью геометрической выдержанности письма. Речь идет о ровности линий, строк и полей, величине интервалов между словами и строками, одинаковости нажима. Степень выдержанности письма зависит от воли человека, запасов его внутренней энергии, способности напряженно трудиться, уравновешенности характера.

Второе положение. Всякие преувеличения в почерке указывают на стремление человека выделиться, обратить на себя внимание, компенсировать отсутствие желаемых качеств [7].

Третье положение. Украшенность почерка говорит о самодовольстве, хвастливости, ограниченности, нарочитости поведения.

Четвертое положение. Волнистые линии в строках и в подписи присущи людям изворотливым, хитрым, умеющим приспособиться.

Пятое положение. Обилие угловатых линий в письме указывает на твердость, настойчивость, конфликтность.

Шестое положение. Закругленность линий в письме характерна для миролюбивых людей, сглаживающих конфликты, любящих и умеющих поддерживать добрые отношения.

Дальнейшее накопление опыта дало возможность обобщить указанные выше положения и выдвинуть следующий принцип графологического анализа.

Прежде чем перейти к детальному анализу почерка, необходимо произвести его оценку по трем основным направлениям: степени гармоничности письма, его геометрической выдержанности и графологичности. Предварительная оценка позволяет судить об одаренности пишущего, о его волевом развитии, работоспособности, самобытности, личной инициативе.

Гармоничность почерка определяется наличием гармонии между элементами письма, образующими одно целое. Например, отдельно взятые буквы могут быть неказистыми, с изломами, даже с деформацией, но слово, составленное из таких букв, создает при рассмотрении ощущение гармоничного целого. Соответственно степень гармоничности письма свидетельствует о развитии умственных способностей, вкуса, внутренней культуры.

Геометрическая выдержанность письма определяется ровностью линий строк и полей, одинаковостью расстояния между словами и строками, равномерностью нажима. Степень геометрической выдержанности письма говорит о запасе внутренней энергии, волевых усилиях, об обдуманности действия и постоянстве чувствования, об умении сохранять внутреннее равновесие, способности тормозить нежелательные эмоции.

Степень графологичности определяется отклонением от каллиграфического почерка и характеризует самобытность человека, спектр проявления его индивидуальности. Чем больше отклонение, тем больше пишущий проявляет свою индивидуальность в жизни, независимо от того, чем он занимается.

После подобной оценки, создающей общее представление о почерке и личностных особенностях человека, начинается детальное изучение почерка по целой системе информативных признаков: формы, размера, положения, направления и промежуточных расстояний.

1. Признаки формы. Буква в данном случае рассматривается не только как единое целое, но и как каждый ее элемент в отдельности. Форма буквы определяется характером описывающей ее линии, которая бывает более или менее округлой, или ломаной, или угловатой.

Криволинейная или округлая форма может иметь вид расширенного или суженного овала.

Каждая часть буквы может, в свою очередь, иметь прямые или кривые очертания, содержать в себе дуги, отличающиеся по длине и ширине, а также петли и завитки.

2. Признаки размера. Самым важным из подлежащих анализу признаков надо считать признак размера, относящийся к почерку в целом и к отдельным буквам и их элементам.

При рассмотрении отдельных букв необходимо принимать во внимание абсолютные размеры, а также относительные.

Анализ относительных размеров букв обязательно должен включать в себя изучение изменчивости формы, которая может явиться одним из выдающихся признаков почерка. Для каждой буквы учитываются ее общий размер, высота и ширина.

Показателем изменчивости может стать повторяемость крайних размеров букв: слишком крупных или мелких, очень высоких или низких. Если речь идет о частом повторении крайних размеров, то это уже позволяет говорить о выявлении почти постоянного признака, свидетельствующего об определенной индивидуальности человека. Многие графологи придают размерам букв большее значение, чем форме.

Другим показателем изменчивости является высота букв в многосложных словах, а это есть свойство, сохраняющее известное постоянство у человека.

3. Признак положения букв. При оценке положения принимаются во внимание признаки общие и частные. Общий признак характеризует степень сжатости всего текста, придающей ему особый вид, который зависит от сближения букв, слов, строк.

Другой общий признак — это порядок расположения строк и букв, т. е. речь идет о геометрической выдержанности письма.

К частным признакам относят расстояние между строк.

Положение букв и их элементов рассматривается относительно горизонтальной и вертикальной осей. По горизонтальной оси анализируется расстояние между буквами. В многосложных словах учитывается расположение максимального и минимального промежутка между буквами.

По вертикальной оси анализируется высота букв, которая определяется относительно основной черты — линии, соединяющей все нижние концы отдельных элементов разных букв. Обязательно принимаются во внимание направление основной черты и ее форма. Чаще всего основная черта имеет направление более или менее наклонное и форму ломаной линии.

Иногда для большего уточнения в словах соединяют нижние части первой и последней букв, что позволяет проанализировать повторяемость элементов букв, расположенных выше и ниже этой черты. Учитывается и направление самой линии [10].

4. Признак направления, наклон почерка. Направление — признак весьма ценный, при этом рассматривается направление строк, букв, отдельных элементов.

Направление может быть вертикальным или наклонным вправо или влево. В каждом случае следует учитывать угол отклонения от вертикальной оси.

Рассматривается единообразие направлений, большая или меньшая параллельность прямых штрихов букв. Для этого часто продлевают оси элементов или оси букв: если элементы имеют одинаковое направление, то соответствующие оси будут параллельны. В действительности такого почти никогда не бывает, а оси пересекаются.

5. Промежутки между элементами, буквами и словами. В этом признаке рассматриваются повторяемость, однообразие промежутков и их положение.

Промежутки между буквами и между элементами букв — один из важных признаков, характеризующих индивидуальные особенности почерка. Наибольший промежуток в слове обычно связан с разрывом или отсутствием штриха, соединяющего одну букву с другой.

6. Вычисление повторяемости выделяющихся признаков. Во многих случаях для сохранения в памяти различных признаков почерка проводят простые арифметические вычисления. На полях листа выписывается для каждой строки количество минимальных и максимальных размеров, например количество букв наибольшей высоты. То же самое можно сделать и относительно других признаков, таких, как количество букв с направлением, сильно наклонным вправо или влево.

Обычно такие вычисления не делают для всего анализируемого текста, а лишь в нескольких местах. Обязательно это для первых или последних строк, в которых пишущий обыкновенно прилагает больше и меньше старания соответственно.

 

Задача 4

 

Назовите конфликтные эмоциональные ситуации.

Охарактеризуйте физиологический аффект. Дайте сопоставительный анализ признаков физиологического и патологического аффектов, назовите отличия аффектов от стрессов.

Укажите, какую группу поводов возникновения сильного душевного волнения закон выделяет в качестве квалифицирующего признака состава преступления.

 

К конфликтным эмоциональным состояниям относят:

1. Стресс (от англ. stress — “давление”, “напряжение”) понимают как эмоциональное состояние, возникающее в ответ на разнообразные экстремальные воздействия. Это эмоциональное состояние связано с тотальной мобилизацией сил на поиск выхода из создавшегося опасного положения, на достижение необходимого приспособительного эффекта. Данное понятие было введено канадским ученым Гансом Селье в 1936 году для обозначения неспецифической реакции организма на любое неблагоприятное воздействие. Его исследования показали, что различные неблагоприятные факторы — усталость, страх, обида, холод, боль, унижение и многое другое вызывают в организме однотипную комплексную реакцию вне зависимости от того, какой именно раздражитель действует на него в данный момент. Причем эти раздражители необязательно должны существовать в реальности, т.е. человек реагирует не только на действительную опасность, но и на угрозу или напоминание о ней. Психическими стрессорами являются те воздействия, которые сами люди оценивают как очень вредные для своего благополучия.

2. Посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР) (posttraumatic stress disorder — PTSD) — это негативные психологические последствия пережитого субъектом сильного эмоционального стресса под воздействием событий, выходящих за пределы обычного человеческого опыта (массовая гибель людей во время природных катаклизмов, экологических катастроф, боевых действий, вооруженных нападений, террористических актов и т.д.).

3. Фрустрация (от лат. frustratio — “обман”, “расстройство”, “разрушение планов”) — это конфликтное, отрицательное эмоциональное состояние, возникающее в связи с крахом надежд, неожиданно возникшими препятствиями на пути достижения высокозначимых для субъекта целей. Это состояние по своим проявлениям сходно со стрессом и выражается в характерных особенностях переживаний и поведения. Фрустрация вызывается объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или к принятию решения. Жизнь современного человека полна всевозможных ограничений и запретов и любые препятствия на пути удовлетворения его желаний вызывают естественные ответные эмоциональные реакции. Такие реакции, возникающие в условиях конфликта как следствие противоречия между неудовлетворенными желаниями и существующими в обществе ограничениями и запретами, и называют фрустрациями. Г. Селье называл фрустрацию еще короче — “стрессом рухнувшей надежды”. Рассматривая фрустрацию, необходимо выделять причину, вызывающую это состояние (фрустратор), фрустрационную ситуацию и ответную реакцию на нее.

Аффект - сильное душевное волнение, выражающееся в кратковременной, но бурно протекающей психической реакции, во время которой сознание и способность мыслить сужаются, а способность контролировать свои действия ослабляется. Выделяют два вида аффекта: патологический и физиологический. При патологическом аффекте лицо признается невменяемым, и к нему применяются принудительные меры медицинского характера, а при совершении преступления в состоянии физиологического аффекта наступает уголовная ответственность, но такие преступления признаются менее опасными. Уголовно-правовое значение аффект приобретает в том случае, если состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) вызывается насилием, издевательством, тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. В уголовном законе состояние аффекта учитывается при конструировании составов со смягчающими обстоятельствами (ст.ст. 107, 114 УК), а также входит в содержание обстоятельства, смягчающего наказание (п. "з" ч. 1 ст. 61 УК) [10].

Значение физиологического аффекта для судебно-психиатрической практики определяется содержащимся в УК РФ понятием «сильное душевное волнение». Его констатация сокращает санкцию за одно и то же преступление более чем вдвое. Отсюда естественное внимание и интерес к физиологическому аффекту у всех участников процесса.

Между тем, диагностика этого феномена является одной из наиболее сложных в экспертной практике. Ретроспективность диагностики не позволяет обеспечить одно из главных условий экспертного исследования — его непосредственность. Ни один из экспертов, когда-либо диагностировавших физиологический аффект, непосредственно его не наблюдал. Поэтому диагноз устанавливается опосредованно через исследование описаний места преступления, характера травм и повреждений, показаний свидетелей, если таковые были, а чаще всего через воспроизведение произошедшего самим обвиняемым. Эти обстоятельства являются благоприятным условием, способствующим симуляции физиологического аффекта.

Дефицит научных исследований в области экспертной оценки аффективных состояний, отсутствие системных представлений об этих расстройствах размывает границы физиологического аффекта, которым традиционно занимаются психологи. Предпринимаются попытки сформировать в рамках «сильного душевного волнения» группу аффективных состояний, смягчающих ответственность субъекта, за счёт присоединения к физиологическому аффекту состояний фрустрации и стресса. Акцент в его диагностике нередко ставится на психологические критерии (чуждость для личности совершённого поступка, непрерывность переживания, бессмысленность преступления, нарушение предвидения его вероятности и др.), специфичность которых весьма относительна. Это влечёт в значительной части случаев повторные экспертизы, особенно когда вопрос о физиологическом аффекте решается вне комплексной психолого-психиатрической экспертизы [11].

Представляется, что ключевым в этой проблеме обстоятельством является то, что физиологический аффект априори относится к категории неболезненных состояний. Между тем, отсутствие каких-либо доказательств в пользу такой квалификации физиологического аффекта вызывает большие сомнения в её обоснованности. Не обсуждая различия между понятиями «патология» и «болезнь», поскольку эта тема требует отдельного рассмотрения, обратимся к определениям понятия.

Так, аффектом именуется «стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера, который может дать и не подчинённую сознательному волевому контролю разрядку в действии» Согласно другой формулировке аффектами называют «сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождающиеся резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями. Отличие приведённых определений лишь в степени выраженности аффекта. В первом характерные признаки более очерчены и включают указание на нарушение сознательного волевого контроля действий, во втором — таких указаний нет. В совокупности же эти два определения охватывают все виды аффективных реакций, включая оба вида собственно аффекта: патологический и физиологический.

Патологический аффект, наиболее выраженный из них, возникает внезапно в ответ на неожиданный психогенный раздражитель и характеризуется неадекватностью аффективной реакции вызвавшему её поводу, резким психомоторным возбуждением, расстройством сознания сумеречного типа, нарушением мотивировки, автоматизмом действий и стадийностью течения. В литературе нет существенных расхождений относительно клиники патологического аффекта. Её тщательное изучение позволило отграничить от патологического аффекта различные аффективные реакции, в том числе и физиологический аффект, повторяющий в своём развитии фазы патологического аффекта. Отсюда следует, что вычленение физиологического аффекта шло через его отграничение от аффекта патологического и в известной мере как противопоставление ему.

Физиологический аффект рассматривается, «как не выходящее за пределы нормы эмоциональное состояние, представляет собой кратковременную, стремительно и бурно протекающую эмоциональную реакцию взрывного характера, сопровождающуюся резкими, но не психотическими, изменениями психической деятельности, в том числе и сознания, выраженными вегетативными и двигательными проявлениями… Физиологический аффект — чрезвычайная для личности реакция, возникающая в ответ на исключительные обстоятельства». Подчёркивается трёхфазное течение физиологического аффекта, взрывной характер аффективной реакции с неожиданным для самого субъекта возникновением на фоне аффективного напряжения бурной эмоциональной вспышки.

При физиологическом аффекте происходит характерное изменение психической деятельности в виде фрагментарности восприятия, сужения и концентрации сознания на психотравмирующем объекте, признаки импульсивности и стереотипий в действиях, дереализации окружающего, резкое снижение интеллектуального и волевого контроля поведения с нарушением способности к прогнозу, характерные вазовегетативные проявления и моторные нарушения, особая жестокость агрессии, несоответствие её по содержанию и силе поводу возникновения. Основным критерием, разграничивающим патологический и физиологический аффект, считаются признаки психогенно обусловленного сумеречного состояния сознания при первом и аффективно суженного, но не психотического состояния сознания, при втором [12].

Существующие определения физиологического аффекта позволяют выделить характерные для него признаки: а) чрезвычайность реакции для личности; б) фазность протекания, близкая к патологическому аффекту; в) объективная и субъективно ощущаемая внезапность возникновения (неожиданность для субъекта); г) дезорганизация сознания (сужение) с нарушением целостности восприятия, способности регулировать свои действия, их известной автоматизацией; д) несоответствие характера и результата этих действий вызвавшей причине, т. е. их неадекватность; е) связь действий и аффективных переживаний с психотравмирующим фактором; ж) внезапность выхода через психическое истощение; з) частичная амнезия произошедшего.

Судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза позволяет наиболее полно и всесторонне оценить аффективный деликт в процессе совместного на всех этапах экспертизы психолого-психиатрического исследования. Компетенция психиатра распространяется на раскрытие и квалификацию аномальных, патологических особенностей личности подэкспертного, нозологическую диагностику, отграничение болезненных и неболезненных форм аффективной реакции, вынесение заключения о вменяемости-невменяемости или ограниченной вменяемости обвиняемого. В пределах компетенции психолога находится определение структуры личностных особенностей подэкспертного, как не выходящих за пределы нормы, так и складывающихся в картину личностной дисгармонии, анализ сложившейся психогенной ситуации, мотивов поведения ее участников, определения характера неболезненной эмоциональной реакции, степени ее интенсивности и влияние на поведение подэкспертного при совершении противоправных действий.

Нахождение лица в состоянии аффекта при совершении преступлений - обстоятельство, существенно снижающее ответственность за совершенное деяние. В Уголовном кодексе РФ содержится две статьи, предусматривающие ответственность за совершение преступления в состоянии аффекта: совершение убийства (ст. 107) и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст.113). Достаточно отметить то, что преступление, предусмотренное ст. 113 УК, является преступлением небольшой тяжести, в то время как даже умышленное причинение среднего вреда здоровью без квалифицирующих признаков (ст. 112 ч.1) - преступление средней тяжести; убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107) - преступление средней тяжести, а умышленное убийство без квалифицирующих признаков (ст. 105 ч.1) - тяжкое.

Совершение иных преступлений в состоянии аффекта может быть признано смягчающим наказание обстоятельством (ст. 61 УК РФ). Более того, новый Уголовный кодекс указывает в качестве смягчающего более широкую группу обстоятельств: а именно совершение преступления, причиной которого стало противоправное или аморальное поведение потерпевшего.

Нахождение лица в состоянии аффекта - обстоятельство, подлежащее доказыванию (ст. 68 УПК РФ). Наличие этого обстоятельства образует, как уже указывалось, другой состав преступления. Если деяние, совершенное подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, на соответствующей стадии уголовного процесса квалифицируется по статьям Уголовного кодекса как умышленное преступление, в задачу адвоката (ст. 51 УПК РФ) входит использование "всех указанных в законе средств и способов защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность".

Одним из "указанных в законе средств и способов защиты" является экспертиза. При наличии изложенных в предыдущей главе оснований, адвокат имеет право и должен ходатайствовать (ст. 51 УПК РФ) о проведении соответствующей экспертизы.

 

Задача 5.

 

Обыск производился с участием Ф.Э. Дзержинского. Иско­мые документы обнаружить не удалось. Тогда по распоряже­нию Дзержинского обыскиваемого вывели из комнаты, где производился обыск, а всю мебель в ней переставили. Затем обыскиваемого ввели в комнату и принялись, за ним наблю­дать. Беспокойный взгляд обыскиваемого скользил по пере­ставленной обстановке комнаты и наконец остановился на одном из шкафов. В нем и оказались спрятанные документы.

В чем выразилась непроизвольная реакция обыскиваемого?

Какие приемы вызывают непроизвольные реакции у обыс­киваемого?

Сформулируйте правила наблюдения за обыскиваемым.

Чем отличаются волевые действия от непроизвольных ре­
акций?

 

Непроизвольная реакция обыскиваемого выразилась в боязни быть обнаруженным и выкрытым, таким образом после того как  поменяли расстановку мебели, подозреваемый испугался, что он был выкрыт,  поэтому судорожно, на уровне инстинкта самосохранения сал искать то предмет, который бы говорил о том, что сыщики ничего не смогли найти и следовательно он до сих пор не выкрыт. Однако найдя этот предмет – шкаф, мимика на лице подозреваемого изменилась от нервной до спокойной, что и выдало его просигнализировав следователям, что именно искал обыскиваемый и где именно следует искать следователям.

С точки зрения обыскиваемого в ходе расследования преступления могут сложиться две основные ситуации. Первая, — когда обыск для него явился неожиданным, в результате чего он не сумел предпринять действий, направленных на сокрытие (уничтожение) вещественных доказательств. И вторая ситуация, — когда обыскиваемый допускал (предвидел) возможность проведения у него обыска (дома, на рабочем месте и т.д.), в связи с чем предпринял необходимые меры к сокрытию искомого, психологически подготовился к конфликтной ситуации, на уровне своего интеллектуального развития мысленно смоделировал возможный ход поисковой деятельности следователя и в зависимости от этого различные варианты своего поведения. На сокрытие искомого, на поведение обыскиваемого во время обыска влияют: его интеллектуальное развитие, особенности мышления  (способность абстрактно мыслить либо, напротив, невозможность выйти за пределы предметного мышления), познавательные интересы, ведущие потребности, которые в своей совокупности формируют индивидуальный стиль деятельности, отражающий определенные предпочтения человека в выборе способов усвоения и переработки информации, его ценностные ориентации, потребностно-мотивационную сферу. В тесной связи с этими свойствами личности, влияющими на выбор способов сокрытия искомого, находятся характерологические особенности (эгоизм, жадность, трусливость, аккуратность и т.д.), приобретенные человеком привычки, профессиональные знания и навыки [12].

Определенная рассогласованность в поведении обыскиваемого во время проведения у него обыска, совершение им «ошибочных» действий, о которых говорилось выше, могут быть в значительной мере обусловлены его низкой эмоционально-волевой устойчивостью, повышенной тревожностью. Наиболее простая линия поведения обыскиваемого лица, направленная на сокрытие разыскиваемых органами предварительного следствия предметов, состоит в том, чтобы укрыть их в недоступных (труднодоступных) местах из расчета на то, что следователь не в состоянии будет преодолеть объективно существующие преграды. Такими местами сокрытия предметов могут оказаться, например, различные чердачные, захламленные помещения, выгребные ямы, колодцы, специально сооруженные и тщательно маскируемые тайники в домостроениях, в различных частях бытовых приборов и т.п. Лица, наделенные развитым интеллектом, и в силу этого иногда переоценивающие свои способности и недооценивающие познавательные возможности тех, кому предстоит делать обыск, помимо объективно недоступных используют и субъективно недоступные для проводящих обыск места, т.е. прибегают в подобных случаях к нестандартным решениям в расчете на то, что следователь, увлекшись поиском искомого в труднодоступных для него местах, не обратит внимания на объекты, открыто находящиеся в поле его зрения.

Ценную для поиска информацию следователь может получить в ходе обыска, наблюдая за поведением, психофизиологическими реакциями обыскиваемого. Чтобы такая информация не ускользнула от следователя, обыск целесообразно проводить не менее чем двум работникам прокуратуры, один из которых занят собственно поиском, а другой в это время незаметно наблюдает за обыскиваемым.

Стремясь ввести следователя в заблуждение, а иногда просто желая скрыть свое волнение, обыскиваемые прибегают к различного рода уловкам:

демонстрируют мнимое сотрудничество со следователем, свою готовность оказать ему содействие в расчете на то, чтобы притупить его бдительность, настороженность, внушить ему мысль, что его поиски бесплодны, так как искомые предметы отсутствуют;

умышленно отвлекают внимание следователя посторонними разговорами, различными просьбами, жалобами на свое здоровье, хождением по квартире под видом какой-либо срочной необходимости;

дезориентируют следователя относительно объектов, подлежащих осмотру, вплоть до прямого его обмана;

совершают провокационные действия, высказывают в адрес следователя всевозможные угрозы, направленные на то, чтобы вывести его из состояния психического равновесия.

В таких случаях следователю необходимо, сохраняя самообладание, нейтрализовать подобные усилия обыскиваемого, спокойным тоном потребовать от него соблюдения установленного порядка при проведении обыска. Лучшим способом предотвращения всевозможных эксцессов является уравновешенное поведение следователя.

 

 

Задача 6

 

Что понимается под темпераментом? Что составляет природную основу темперамента?

Назовите и охарактеризуйте основные типы темперамента.

На основании приведенных далее характеристик опреде­лите тип темперамента школьника.

Определите тактические особенности допроса несовершеннолетнего свидетеля (соответственно по п. А, Б, В, Г).

А. Виктор Г., 3-й класс. Медлителен. Походка неторопли­вая, вразвалку. Говорит медленно, но обстоятельно, последо­вательно. На уроках сидит с равнодушным лицом, руки не поднимает, но на вопрос учителя всегда отвечает правильно. Ког­да учитель спрашивает, почему он не поднял руку, отделыва­ется односложным ответом: «Да так...». Его трудно рассме­шить или рассердить. Сам обычно не обижает товарищей, к ссорам других относится безразлично. Незлобив, но для това­рища ленится что-либо сделать. В разговор вступает редко, больше молчит. Усваивает материал не сразу. Требуется не­сколько раз повторить ему новый материал, но задание вы­полняет правильно и аккуратно. Любит порядок. Придя в класс из другой школы, с трудом сдружился с ребятами. По словам матери, часто вспоминает старую учительницу. Видимо, при­вязчив. ФЛЕГМАТИК

Б. Борис Р., 3-й класс. Безгранично увлекающийся. Часто берет работу не по силам. Крайне подвижен. В любую минуту готов сорваться с места и «лететь» куда угодно. Руки не находят покоя. Быстро и часто крутит головой во все стороны. Крайне вспыльчив. Усваивает материал быстро и правильно, но из-за торопливости дает сбивчивые ответы. Приходился все время говорить ему: «Не отвечай сразу, подумай, не торопись». Резко переходит от смеха к гневу, и наоборот. Обожает воен­ные игры. Очень инициативен. Учителя буквально засыпает вопросами. Отзывчив и на хорошее, и на дурное (на последнее реже, так как с ним ведется педагогическая работа). Когда рассердится, еще не умеет себя сдержать, хотя и старается. Очень любит получать хорошие отметки. Говорит: «Изумрудная пятерочка». Может сбегать по любому поручению, но по дороге часто его забывает, так как от нетерпения и желания скорее его выполнить не успевает дослушать до конца. ХОЛЕРИК

В. Саша Д., 2-й класс. Очень впечатлительный. Малейшая неприятность выводит его из равновесия. Плачет по каждому пустяку. Однажды заплакал только из-за того, что не сразу нашел в портфеле учебник. Крайне обидчив. Долго помнит обиды и смотрит в окно вместо того, чтобы играть с товарищами. Покорно подчиняется всем правилам. Пассивен в детском коллективе. Часто обнаруживает неверие в свои силы. Если в работе встречаются трудности, легко опускает руки, теряется и не доводит дело до конца. Но если настоять на выполнении задания, в большинстве случаев справится с ним не хуже других. МЕЛАНХОЛИК

Г. Лена В., 2-й класс. Очень подвижна, на уроках ни минуты не сидит спокойно, постоянно меняет позу, вертит что-либо в руках, тянет руку, разговаривает с соседом. Легко заинтересовывается всем новым, но сравнительно быстро остывает. Преобладающее настроение – веселое и бодрое. На вопрос: «Как дела?» обычно с улыбкой отвечает: «Очень хорошо!», хотя иногда оказывается, что  полученные ею отметки не блестящи. Про пятерки радостно объявляет всем в доме. Двоек не скрывает, но всегда бодро добавляет: «Это у меня так, случайно...». Иногда огорчается, даже плачет но не надолго. Мимика живая. Не­смотря на живость и непоседливость её легко дисциплиниро­вать. На интересных уроках проявляет отличную работоспособ­ность. Легко сходится с подругами, быстро привыкает к новым требованиям. Вёсьма разговорчива. САНГВИНИК

Как учитываются особённости темперамента и характе­ра при допросе взрослых и несовершеннолетних?

 

Темперамент (лат. temperamentum — надлежащее соотношение частей) — устойчивое объединение индивидуальных особенностей личности, связанных с динамическими, а не содержательными аспектами деятельности. Темперамент составляет основу развития характера; вообще, с анатомической точки зрения темперамент — тип деятельности нервной системы человека.

Темперамент — это индивидуально-своеобразные свойства психики, отражающие динамику психической деятельности человека, и проявляющиеся независимо от его целей, мотивов и содержания и остающиеся почти неизменными в процессе всей жизни.

Описание особенностей различных темпераментов может помочь разобраться в чертах темперамента человека, если они четко выражены, но люди с резко выраженными чертами определенного темперамента не так уж часто встречаются, чаще всего у людей бывает смешанный темперамент в различных сочетаниях. Но преобладание черт какого-либо типа темперамента дает возможность отнести темперамент человека к тому или иному типу.

Флегматик Медлителен, невозмутим, имеет устойчивые стремления и настроение, внешне скуп на проявление эмоций и чувств. Он проявляет упорство и настойчивость в работе, оставаясь спокойным и уравновешенным. В работе он производителен, компенсируя свою медлительность прилежанием.

Холерик Быстрый, страстный, порывистый, однако совершенно неуравновешенный, с резко меняющимся настроением с эмоциональными вспышками, быстро истощаемый. У него нет равновесия нервных процессов, это его резко отличает от сангвиника. Холерик, увлекаясь, безалаберно растрачивает свои силы и быстро истощается.

Сангвиник Живой, горячий, подвижный человек, с частой сменой настроения, впечатлений, с быстрой реакцией на все события, происходящие вокруг него, довольно легко примиряющийся со своими неудачами и неприятностями. Обычно сангвиники обладают выразительной мимикой. Он очень продуктивен в работе, когда ему интересно, приходя в сильное возбуждение от этого, если работа не интересна, он относится к ней безразлично, ему становится скучно.

Меланхолик Человек легко ранимый, склонный к постоянному переживанию различных событий, он мало реагирует на внешние факторы. Свои астенические переживания он не может сдерживать усилием воли, он повышенно впечатлителен, легко эмоционально раним.

У каждого темперамента можно найти как положительные, так и отрицательные свойства. Хорошее воспитание, контроль и самоконтроль дает возможность проявиться: меланхолику, как человеку впечатлительному с глубокими переживаниями и эмоциями; флегматику, как выдержанному, без скоропалительных решений человеку; сангвинику, как высоко отзывчивому для любой работы человеку; холерику, как страстному, неистовому и активному в работе человеку.

Отрицательные свойства темперамента могут проявиться: у меланхолика — замкнутость и застенчивость; у флегматика — безразличие к людям, сухость; у сангвиника — поверхностность, разбросанность, непостоянство; у холерика — поспешность решений.

Человек, обладающий любым типом темперамента, может быть способным и не способным; тип темперамента не влияет на способности человека, просто одни жизненные задачи легче решаются человеком одного типа темперамента, другие — другого.

От темперамента человека зависят:

скорость возникновения психических процессов (например, скорость восприятия, быстрота мышления, длительность сосредоточения внимания и т.п.);

пластичность и устойчивость психических явлений, легкость их смены и переключения;

психический темп и ритм;

интенсивность психических процессов (например, сила эмоций, актив-ность воли);

направленность психической деятельности на определенные объекты (экстраверсия или интроверсия).

Общие правила допроса несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) изложены в ст. 156, 159, 282, 285 УПК РФ, ст. 173 ГПК РФ, допроса несовершеннолетнего обвиняемого — в ст. 395, 397, 399—401 УПК РФ. Некоторые из этих процессуальных правил даны с учетом психологических закономерностей поведения лиц данной категории. Прежде всего вызов на допрос свидетеля, не достигшего 16 лет, производится, как правило, через его родителей или иных законных представителей. Для участия в допросе свидетелей в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя при допросе свидетелей и от 14 до 16 лет, вызывается педагог. Участие последнего возможно и при допросе несовершеннолетнего обвиняемого, не достигшего 16 лет, а также при допросе обвиняемого старшего 16 лет, если он признан умственно отсталым. В случае необходимости вызываются также и законные представители несовершеннолетнего или его близкие родственники [8].

Свидетели, не достигшие 16 лет, не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Допрос несовершеннолетнего свидетеля в суде, когда этого требуют интересы установления истины, может быть по определению (постановлению) суда проведен и в отсутствие подсудимого. Свидетель, не достигший 16 лет, должен быть удален из зала заседания по окончании его допроса, кроме случаев, когда суд признает необходимым дальнейшее присутствие этого свидетеля. Аналогичный порядок, направленный на то, чтобы как можно меньше нанести вреда психике несовершеннолетнего подсудимого, предусмотрен и во время исследования в суде обстоятельств, могущих отрицательно повлиять на него (ст. 401 УПК РФ). С соблюдением тех же правил проводится допрос несовершеннолетних свидетелей и при судебном рассмотрении гражданских дел (ст. 169, 173 ГПК РФ).

При подготовке к допросу несовершеннолетнего свидетеля, если позволяют обстоятельства, рекомендуется заблаговременно получить следующие сведения о нем:

в каких условиях, в каком окружении живет, воспитывается ребенок (семья, отношения между родителями, их отношения с ребенком и т.д.), с кем он проводит свободное время, посещает ли детские учреждения;

характеристика интеллектуального развития подростка, уровень владения им речью, круг его интересов, любимые занятия, увлечения, способы проведения им досуга, занимаются ли с ним родители, его положительные качества;

насколько наблюдателен, сообразителен ребенок, как учится, с какими трудностями в учебе он сталкивается, насколько адаптивен к школьному режиму, информирован об определенных сторонах жизни (с учетом содержания дела и цели предполагаемого допроса);

не был ли замечен подросток в употреблении алкогольных напитков, наркотических средств, в совершении каких-либо неблаговидных поступков;

ведущие черты его характера, уровень эмоциональной устойчивости, наличие акцентуированных свойств характера, его отношения со сверстниками, воспитателями, учителями; а физическое развитие ребенка, не страдает ли он какими-либо дефектами, расстройствами, заболеваниями, их характер и происхождение;

состояние, в котором находился ребенок во время восприятия интересующих следователя (суд) событий, принимал ли он сам в них участие, с чем это было связано; а чем занимался, как проводил время подросток после происшедшего события, с кем общался в этот период;

рассказывал ли он кому-либо о событиях, о которых предполагается его о допрашивать, что именно говорил;

обсуждались ли взрослыми (родителями и т.п.) эти события в присутствии ребенка.

Место предстоящего допроса выбирается таким образом, чтобы оно не вызывало у ребенка дополнительного волнения, излишнего психического напряжения и было привычным для него. Чтобы несовершеннолетний свидетель мог лучше освоиться с новой для него обстановкой, быстрее привыкнуть к незнакомым людям, разговор следует начинать с сопровождающим его лицом, с педагогом, постепенно вовлекая в него и ребенка, как бы уточняя то, что говорится о нем. Вести себя следует естественно, доброжелательно. Чтобы проверить, насколько ребенок освоился с обстановкой, можно спросить его о том, понятно ли ему где он находится, зачем его сюда привели, что интересует следователя. Очень важно на начальной стадии допроса сформировать у допрашиваемого интерес к предстоящему разговору, мотивацию дачи показаний. При этом можно пояснить ребенку, что от него ждут помощи, что она крайне необходима. Однако вести себя в подобной ситуации следует достаточно гибко и осторожно, чтобы не акцентировать его внимание на чем-то конкретном, что интересует следствие. Тем более не прибегая к постановке наводящих вопросов, которые играют особенно негативную роль при допросе несовершеннолетнего свидетеля, оставляя тому возможность отвечать либо «да», либо «нет». Поэтому совершенно недопустимы такие речевые обороты в диалоге с подростком. Например:

—Это ты должен помнить...

—Надо вспомнить...

—Ты не мог забыть о том, что...

В подобных ситуациях допрашиваемый, особенно малолетний свидетель, может - прибегнуть к вымыслу, чтобы заслужить одобрение взрослых, участвующих в допросе.

Психологи, исследовавшие данную проблему, отмечают, что у детей, в особенности дошкольного возраста, относительно слабо выражена способность к распределению внимания. В каждый отдельный момент ребенок может заниматься только каким-то одним делом. Поэтому когда, например, требуется, чтобы он показал что-то на схеме, фотографии, не следует одновременно предъявлять наглядный материал и объяснять задание. Целесообразнее в зависимости от конкретной ситуации вначале объяснить ребенку задание, а уже потом показывать изображение или, наоборот, вначале дать ребенку возможность ознакомиться с наглядным материалом, а уже потом давать задание. При допросе малолетних свидетелей, особенно потерпевших, вопросы, затрагивающие сформировавшийся у них эмоциональный комплекс, следует чередовать с нейтральными вопросами либо вызывающими у них положительные эмоции, проявляя при этом особый такт и внимание по отношению к ребенку. Прежде всего об этом следует помнить при допросе детей, подвергшихся различного рода сексуальным посягательствам, наблюдавшим противоправные, насильственного характера действия своих родителей и т.п. Продолжительность допроса несовершеннолетних, особенно малолетних свидетелей, потерпевших должна определяться не только задачами, стоящими перед правоохранительными органами, но прежде всего индивидуально-психологическими, возрастными особенностями допрашиваемых.

Таким образом, при допросе флегматика п. А, необходимо выуживать из него информацию, постепенно, медленно но уверенно продвигаясь к цели по намеченному алгоритму допроса.

При допросе меланхолика п. В, ни  в коем случае нельзя на него давить необходимо создать свободную, непринужденную обстановку, чтобы ребенок не испугался и не закрылся, можно, например, поговорить  с ним о его успехах, тем самым наладив с ним контакт [7].

При допросе холерика п. Б, и сангвиника п. Г акцент необходимо делать на интересе и значимости ребят для процесса следствия, тем самым они могут постараться раскрыться полностью, и предоставить максимум информации. Но при этом необходимо следить за логикой и четкостью рассказа, в нем могут содержаться преувеличения или неточности. Обязательно хвалить их амять и способности к запоминанию, и благодарить за помощь следствию, тогда можно достичь максимального эффекта.

 

Задача 7.

 

При обыске в спальне у спекулянтки С. Было обнаружено много ценностей. С. Сильно нервничала, но при обыске  столовой заметно успокоилась.

Разбираясь в причинах перемены настроения С., члены оперативной группы решили повторить обыск в спальне. Вторичный осмотр вначале не дал результатов. Но когда еще раз была обследована внутренность платяного шкафа вниманию следователя привлекла массивная задняя стенка. Несмотря на возражения С. обшивка шкафа была снята и под ней оказалась полость, где хранились изделия из драгоценных металлов и камней.

Во время оформления протокола один из участников обыс­ка вспомнил, что при завершении обыска в спальне С. часто поглядывала в угол комнаты и даже всплакнула. Было заме­чено, что С. старалась постоянно находиться около тех мест, где впоследствии обнаружили наиболее ценные вещи. Поэто­му было решено повторно обследовать и этот угол. В стене оказалась незначительная неровность. После удаления не­скольких кирпичей обнаружили узелок большим количеством золотых изделий и монет.

В чем выразились непроизвольные реакции обыскиваемой? Каково их значение в тактика-расследования?

Какие существуют приемы, вызывающие непроизвольные реакции у обыскиваемого? Сформулируйте правила наблюде­ния за обыскиваемым.

 

Все описанные непроизвольные реакции С. Выражались в подсознательном желании скрыть или попытаться скрыть улики. Дело  в том, что инстинктивно она тянулась к тем местам где были спрятаны драгоценности и прочие улики с целью их максимальной защиты, однако следователи правильно истолковали поведение С., что привело к результативному повторному обыску квартиры. Именно поэтому кроме собственно обыска огромное практическое значение имеет процесс наблюдения за человеком чье имущество обыскивается.

Истина, во многом определяющая результативность усилий следователя во время обыска, довольно проста: нельзя рассчитывать на положительные результаты (особенно в условиях противодействия заинтересованных лиц), если утрачена уверенность в успехе, если поиски во время обыска ведутся «на всякий случай» – вдруг вещественные доказательства будут найдены. Вот почему во время обыска у следователя должна быть сформирована своего рода поисковая доминанта, когда буквально весь его интеллектуальный, эмоционально-волевой потенциал подчиняется единственной задаче —найти искомое. Проще говоря: чтобы что-то найти, надо очень сильно желать этого.

Такому целенаправленному поведению предшествует соответствующая психологическая подготовка к обыску, во время которой оценивается вся добытая по делу информация, формируется целевая установка — отыскать разыскиваемые вещественные доказательства, преодолеть связанные с этим трудности, т.е. создается тот необходимый эмоционально-волевой настрой, который сопутствует любой творческой, поисковой деятельности. Неуверенность в себе — в психологическом отношении одно из серьезных препятствий, которое необходимо преодолеть, если окончательно принято решение проводить обыск. Другое важное в психологическом отношении условие, во многом влияющее на решение следователем творческих поисковых задач, обусловлено многопредметностью обстановки, в которой проводится обыск. Известно, что с увеличением количества воспринимаемых предметов, величина поля восприятия, качественные показатели восприятия, полнота внимания резко снижаются, что приводит к различным пробелам в любой познавательной деятельности, тем более в такой специфической, как обыск. Чтобы нейтрализовать эти неблагоприятно действующие факторы, во время обыска (как и при осмотре места происшествия) вся обстановка, подлежащая обследованию, мысленно разбивается на отдельные участки, соответствующие находящимся здесь предметам, и определяется последовательность их изучения.

Нельзя не учитывать и того, что объекты (предметы) во время обыска обследуются следователем в незнакомой для него обстановке, а иногда еще и в условиях активного противодействия обыскиваемого, что в совокупности само по себе является фактором, в сильной степени отвлекающим, рассеивающим внимание следователя. Все это приводит к повышенной утомляемости, к более быстрому снижению, особенно к концу обыска, работоспособности. Поэтому во время обыска необходимо делать небольшие перерывы в работе, внося соответствующие коррективы в ход и последовательность поисковых действий. Поскольку основная нагрузка во время обыска ложится на органы зрения, необходимо создавать такие условия, которые повышали бы порог их чувствительности, поддерживали перцептивные способности следователя на высоком уровне. В этих целях на месте обыска должна быть обеспечена необходимая освещенность (не случайно криминалисты рекомендуют начинать обыск утром, чтобы иметь достаточный резерв светлого времени), следует применять научно-технические средства криминалистики и специальные приемы (например, используются лупы, предметы осматриваются под разными углами зрения с применением дополнительной подсветки и т.д.). Весьма важно исключить воздействие на психику, сознание следователя затрудняющих его деятельность отрицательных раздражителей, таких, например, как посторонние разговоры и т.п. От всего, что не имеет отношения к проведению обыска, необходимо полностью отрешиться. Ничто постороннее не должно беспокоить, отвлекать внимание следователя. Никакой спешки, суеты в проведении обыска. В этот момент важно осознать, внушить себе, что пока обыск не завершен, ничего другого не существует. Особенно важно следить за своим эмоциональным состоянием. По возможности следует нейтрализовать негативные эмоции, связанные с обследованием объектов, вызывающих отвращение, чувство брезгливости. В подобных ситуациях целесообразно иметь с собой техническую одежду (халаты, фартуки, перчатки, сапоги и т.п.). Не следует поддаваться растерянности в случае безрезультатности поисков, тем более показывать такое состояние обыскиваемому. Если весь объем работы, как представляется следователю, выполнен, а искомые предметы не найдены, нужно еще раз проанализировать весь ход своих поисковых действий, подумать над тем, что еще не сделано, на что не было обращено должного внимания. Поиск можно прекращать лишь тогда, когда есть безусловная уверенность в том, что сделано было все возможное, чтобы найти искомые предметы. Если такой уверенности нет, завершать обыск нельзя [10].

Большое влияние на эффективность обыска оказывают интеллектуальные качества следователя, его высокая познавательная активность, гибкое, творческое, нестандартное мышление, позволяющие в изменяющейся обстановке своевременно использовать новую, порой незначительную на первый взгляд информацию, быстро переключать свое внимание в условиях воздействия большого объема информации, выбирать из информации самое нужное в данный момент. К этим качествам следует добавить собранность, организованность, высокую работоспособность, склонность к оперативному анализу, сопоставлению разрозненных фактов и выявлению на этой основе скрытых взаимосвязей. Например, многое может дать следователю такой, казалось бы, незначительный факт, как совпадение по времени осмотра какого-либо предмета и возникших едва уловимых признаков нервно-психической неустойчивости, напряженности в поведении обыскиваемого.

Помимо наблюдения следователь может применять различные тактико-психологические методы, приемы проверки непроизвольных реакций обыскиваемого, которые разработаны в судебной психологии и криминалистике: а метод беседы (словесной разведки), суть которого состоит в том, что следователь, прежде чем начать обследование какого-либо нового объекта, интересуется у обыскиваемого, что там находится, и наблюдает за реакцией обыскиваемого; а метод испытания, когда следователь через некоторое время вновь возвращается к обследованному объекту, осмотр которого совпал с появлением у обыскиваемого непроизвольных реакций; •метод сравнения, позволяющий выявлять в осматриваемых предметах существенные различия, неоднородность окраски или, например, оклейки обоями стен, отсутствие признаков, которые должны быть. Применяются и другие тактико-психологические и технико-криминалистические методы (приемы) проведения обыска, описанные в различных учебниках и руководствах по криминалистике.

 

Задача 8.

 

В совершении преступления подозревались два брата - Нико­лай и Петр, достаточными доказательствами вины которых, след­ствие не располагало. Николай на допросах уверял следователя, что они с Петром невиновны. Следователь предложил ему ска­зать брату на очной ставке: «Петя, я сказал всю правду, говори и ты правду». Николай согласился. В результате Петр признался в том, что они с братом совершили преступление.<