Наблюдение и эксперимент в судебно-следственной практике

Введение

В нынешних социально-экономических условиях развития нашего общества проблема борьбы с преступностью требует повышения роли и эффективности деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений. Эта задача тесно связана с интенсификацией научных разработок и внедрением передовых методов в практику. Совершенствование в целом процесса познания по уголовным делам обусловлено, прежде всего, правильно выбранными методами такого познания. Методы деятельности следователя, суда и оперативно-розыскного органа, и являются, таким образом, методами познания. Стремясь в процессе доказывания к цели установления истины, субъект познания применяет в его рамках специальные средства и приемы, обеспечивающие выявление, собирание, исследование и оценку доказательств.

Наблюдение, будучи основой любого знания и выступая непосредствен-ным отражением в сознании человека явлений объективной реальности, имеет важное и неоценимое значение в деятельности субъекта доказывания. Б процессе познания обстоятельств расследуемого события следователь, лицо, осуществляющее ОРД, судья на соответствующих стадиях уголовного процесса, как и любой человек в процессе определенной деятельности, организует свои восприятия, чтобы выделить необходимое, понять существенное, учесть все, что может иметь значение для познания того или иного явления, для решения стоящей перед ним задачи, достижения определенной цели. Восприятие при наблюдении характеризуется активностью и системностью.

Актуальность исследования определяется насущной необходимостью совершенствования деятельности суда, органов предварительного следствия и органов, осуществляющих ОРД, повышения профессионального мастерства указанных субъектов уголовного процесса, разработки теоретических положений, призванных стать основой для практических рекомендаций. Наблюдение как планомерное, целенаправленное восприятие - один из наиболее распространенных и вместе с тем очень эффективных общенаучных методов, используемых для собирания и проверки доказательств в уголовном судопроизводстве, широко используется в следственной и судебной практике. В ходе наблюдения, следователю и судье подлежит установить обязательную совокупность обстоятельств, которые образуют предмет доказывания (ст.68 УПК). Разнообразные объекты (явления, предметы, следы) должны восприниматься и оцениваться ими не изолированно друг от друга, а во взаимосвязи, как целостная структура, в ракурсе конкретной криминалистической задачи.

Представляя собой общий метод судебного исследования, наблюдение в процессе доказывания выступает в то же время и в качестве метода проведения отдельных следственных действий. Оно служит не только методом познания, но и формой, в которой чувственное восприятие действительности соединяется с логическим решением задач, стоящих перед субъектом познания. При производстве любого следственного действия как элементарного акта практического познания проявляется необходимость использования различных общих методов, в совокупности образующих определенную систему приемов и средств, обусловливаемую и характеризующуюся видом следственного действия, целью его проведения и иной спецификой. В сочетании с другими методами наблюдение широко используется при осмотре места происшествия и других объектов, освидетельствовании, обыске, выемке, задержании, допросе, очной ставке, следственном эксперименте, проверке показаний на месте, предъявлении для опознания, получении образцов для сравнительного исследования, контроле и записи переговоров, иных следственных и судебных действиях, оперативно-розыскных мероприятиях.

Анализ следственной и судебной практики свидетельствует, что метод наблюдения в процессе доказывания по уголовным делам далеко не всегда используется эффективно, зачастую неверно. Следователи, дознаватели и лица, осуществляющие ОРД, допускают серьезные ошибки при осмотре и фиксации его результатов в процессе документирования. Основной их причиной является незнание, либо слабое знание психофизиологических основ наблюдения, методики его проведения.

В литературных источниках по криминалистике, уголовному процессу, наблюдение в том или ином объеме рассматривается в качестве инструментального метода следователя и оперативного сотрудника. Однако комплексных монографических исследований по вопросу использования наблюдения как метода уголовно-процессуального познания в процессе доказывания пока не имеется. Одной из попыток ликвидировать этот пробел явилось диссертационное исследование в этом направлении Соколовой О.В. «Наблюдение как метод исследования в криминалистике и доказывании», однако и оно оставило немало «белых пятен» в данной проблеме. Наблюдение как метод познания истины в процессе доказывания необоснованно ограничен следователем и лицом, производящим дознание, оставляя за рамками исследования иных субъектов, как то судью и лицо, осуществляющее ОРД. Существенным пробелом является и то, что автором не исследована проблема специфики использования метода наблюдения в различных стадиях борьбы с преступностью.

Недостаточная разработанность настоящей проблемы в литературе и её значимость для законотворческой деятельности, более глубокого познания сущности следственных и судебных действий, а также повышения эффективности раскрытия, расследования, рассмотрения в суде уголовных дел и предупреждения преступлений обусловили необходимость дальнейшего исследования проблемы наблюдения.

Цель диссертационного исследования заключается в анализе методологической сущности наблюдения, определении значения и места наблюдения как метода познания в криминалистике и уголовном процессе

 

1. Сущность и виды следственного эксперимента

Следственный эксперимент как самостоятельное следственное действие получил нормативное закрепление в УПК РСФСР 1960 г.[1] До этого данное действие проводилось в форме осмотра. Однако оно отличается от осмотра своей познавательной структурой, целью и основаниями проведения. Познавательная сущность следственного эксперимента получила фундаментальную разработку в трудах Р.С. Белкина и других авторов[2].

Следственный эксперимент проводится при необходимости проверки версии об определенном течении события, основанной на обстоятельствах, установленных до этого в процессе расследования. Поэтому его можно отнести к следственным действиям, целью которых является проверка уже имеющихся доказательств (очная ставка, назначение экспертизы, предъявление для опознания, проверка показаний на месте).

В отличие от осмотра, в основе которого лежит наблюдение, следственный эксперимент имеет сложную познавательную структуру. Она, как это видно из статьи 181 УПК РФ, сочетает в себе воссоздание и исследование двух моделей: модели обстановки, в которой протекало событие, и модели действия, которое, по предположению, могло быть совершено (опытное действие). Обе модели воспроизводятся на основе данных, имеющихся в деле.

Специфика данного следственного действия проявляется и в его целях. Как видно из ст. 181 УПК, общей целью следственного эксперимента закон считает проверку и уточнение данных, имеющих значение для уголовного дела. Заметим, что такая цель не специфична для следственного эксперимента, т.к. присуща очной ставке, предъявлению для опознания, проверке показаний на месте и назначению экспертизы. Вряд ли правильны и встречающиеся в литературе суждения о том, что целью следственного эксперимента является получение новых доказательств, ибо эта цель присуща всем следственным действиям.

С учетом сказанного можно определить следственный эксперимент как действие, направленное на проверку имеющихся доказательств и основанных на них версий и состоящее в проведении в соответствии с предусмотренной законом процедурой специальных опытов в условиях, совпадающих с условиями исследуемого события, с целью выявления возможности или невозможности восприятия лицом каких-либо фактов, совершения им определенных действий, существования тех или иных событий[3].

Анализ следственной практики показывает, что данное следственное действие проводится весьма редко (возможно из-за трудностей его организации) и сложный характер следственного эксперимента довольно часто упрощается и низводится до одного из составляющих его элементов - воссоздания внешней обстановки деяния, без проведения опытов. В таких случаях лицо (обычно подозреваемый) лишь демонстрирует свои действия: показывает, в какой позе находился потерпевший в момент нападения, каково было взаиморасположение участников события, как совершалось нападение, куда наносились удары (используется манекен) и т.п. Подобные действия вряд ли можно именовать следственным экспериментом. Нельзя признать их также проверкой показаний на месте. Скорее всего, мы имеем дело с особой формой допроса, при которой вербальная информация дополняется демонстрацией действий.

В науке уголовного процесса и криминалистке следственный эксперимент делится на виды. Выделение видов следственного эксперимента имеет не только чисто научное, но и практическое значение, так как позволяет дифференцировать тактические и методические рекомендации по его проведению. Действующее уголовно-процессуальное законодательство следственный эксперимент на виды не делит. В юридической литературе неоднократно предпринимались попытки выделения раз-личных видов следственного эксперимента.

Так, Н.И. Гуковская считала целесообразным выделить виды следственного эксперимента в зависимости от установления:

· возможности что-то слышать;

· возможности что-то видеть;

· возможности совершить какое-либо действие;

· возможности совершить какие-либо действия за определенное время;

· специальных или профессиональные навыки конкретного лица;

· каким образом произошло событие или отдельные его обстоятельства[4].

Н.И. Жукова считает, что данная классификация носит довольно условный характер, поскольку сводится к механическому перечню наиболее часто встречающихся на практике следственных экспериментов и в своей основе не имеет какого-то единого основания классификации[5].

Р.С. Белкин по поводу данной классификации писал, что “здесь идет не выделение видов следственного эксперимента, а приводится перечень случаев использования следственного эксперимента[6]. А следовательно, исчерпывающий перечень таких случаев дать никто не в состоянии, т.к. бесконечно разнообразны обстоятельства тех дел, по которым могут проводиться следственные эксперименты. Как пишет он дальше, разработка классификации видов следственного эксперимента должна производиться исходя из его целей. В связи с этим он выделяет следующие виды следственного эксперимента.

Следственный эксперимент по установлению возможности совершения какого-либо действия.

Примером этого вида следственного эксперимента будут эксперимент, которым проверяется возможность проникнуть через определенное отверстие или вынести через это отверстие определенный предмет, проехать за данный отрезок времени какое-то расстояние, выполнить тем или иным лицом определенную работу, задание и т.п.

Белкин Р.С. приводит следующий пример. В кассе предприятия была совершена кража денег в особо крупном размере. При осмотре места происшествия было установлено, что касса находиться на первом этаже пятиэтажного здания с правой стороны от вестибюля. Обе двери следов взлома и повреждений запоров не имели. Охранная сигнализация блокирует дверь самой кассы, окно, телефон и окошко для выдачи денег. На полу коридора с правой стороны лежит стопка чистых канцелярских бланков высотой 55 см. Над стопкой на высоте 2 м 25 см находится электрический звонок громкого боя с двумя колпаками, которые сняты и лежат на полу. На окне кассы имеется металлическая решетка, внизу окна с правой стороны - фрамуга шириной 1м 10 см и высотой 50 см, которая открыта наружу. Над окном с правой стороны находиться распределительная коробка сигнализации с подключенными к ней четырьмя парами проводов. К одному из проводов подсоединена проволока без изоляции, второй конец которой был свободен. При подсоединении его к другой паре проводов на пульт централизованного наблюдения поступает сигнал из кассы.

В шлейфе охранной сигнализации, идущем на окно для выдачи денег, один участок провода оголен; изоляция его оплавлена, перемычка отсутствует. Над входной дверью помещения кассы проходят провода сигнализации. Над косяком двери в одном месте отсутствует изоляция провода, оголенные места соединены перемычкой. На полу возле плинтуса обнаружены стружка прозрачной изоляции и лезвие безопасной бритвы.

Вопросы о том, может ли человек, став на кипу бланков, достать до звонка громкого боя и с помощью отвертки снять с него колпаки; работает ли сигнализация установленная над косяком двери, при наличии перемычки на проводах; работает ли она без перемычки; может ли человек пролезть через фрамугу окна, решено было выяснить путем проведения ряда следственных экспериментов.

Экспериментами было установлено, что, встав на кипу бланков, человек среднего роста смог бы производить определенные действия со звонком; при наличии перемычки на проводах сигнализации дверь остается не заблокированной, при открывании ее сигнал на пульт не поступает; если снять перемычку с проводов, дверь блокируется, сигнализация работает нормально, и при открывании двери на пульт поступает сигнал; человек среднего телосложения может пролезть через фрамугу.

На основе полученных результатов следственных экспериментов была выдвинута версия о том, что преступник остался по окончании рабочего дня в административном здании предприятия отсутствием вахтера и оттуда проник в помещение кассы, пользуясь временным отсутствием вахтера[7].

Следственный эксперимент по установлению возможности наблюдения, восприятия какого-либо факта, явления.

К этому виду относятся эксперименты, предпринимаемые на предмет проверки видимости, слышимости и т.п.

Так в прокуратуру Камчатской области поступило заявление жительницы города Петропавловска-Камчатского Гобелковой. В нем высказывалось предположение, что ее сосед по квартире Тимофей Загребельный, который значиться исчезнувшим, на самом деле убит своей женой Харитоновой и сыном от первого брака Николаем. Были проведены допросы соседей Харитоновой.

Свидетельница Гобелкова показала, что 6 лет проживала в одном доме с Харитоновой и Загребельным. Однажды она услышала через стену, что между Загребельным и Харитоновой возник скандал из-за сделанного ею аборта. Харитонова уверяла Загребельного, что забеременела от него. Загребельный же уличал ее в сожительстве с Николаем и хотел выгнать его из дома. На следующий день, примерно в 23 часа Гобелкову позвала к себе в комнату другая соседка Харитоновой - Швидерская, сказав, что у Харитоновых снова скандал. Ссора Харитоновой с Загребельным сопровождалась дракой, и, хотя у них в комнате был включен на полную мощность радиоприемник, Гобелкова и Швидерская через стену слышали, как Харитонова пригрозила: «Я устрою, что ты больше не будешь меня трогать». После этого раздались крики Загребельного о пощаде. Поскольку крики раздавались только с одного места, Гобелкова и Швидерская предположили, что Загребельный связан. Затем крики перешли в стоны, которые становились все тише и тише, а потом и совсем прекратились. После этого Гобелкова не видела Загребельного.

Соседка Харитоновой - Швидерская на допросе подтвердила показания Гобелковой.

Проведенные следственные эксперименты подтвердили, что разговорная речь Харитоновой хорошо слышна в комнатах, где проживали соседи, что указывало на достоверность их показаний о последнем скандале между Харитоновой и Загребельным[8].

Следственный эксперимент по установлению возможности существования какого-либо явления.

При этом речь идет не о совершении участниками эксперимента каких-то сознательных действий, не о возможности восприятия имеющего место явления. Решается вопрос именно о том, могло ли существовать определенное явление, мог ли иметь место данный факт.

Следственный эксперимент по установлению механизма события в целом или отрицательных его деталей.

Этот вид следственного эксперимента наиболее тесно связан с реконструкцией обстановки события и обычно требует создания условий, сходных с теми, в которых имело место расследуемое происшествие

В процессе подобного следственного эксперимента выясняется последовательность течения события, проверяется, могло ли оно происходить именно таким образом, как описывает его свидетель или обвиняемый и т.п.

В практике автора работы был такой случай. Произошло крушение грузового поезда. Когда поезд входил в кривую малого радиуса, с рельс сошло 19 вагонов. В подобных случаях на железной дороге на место крушения прибывают представители всех служб, обеспечивающих движение поездов. Первыми на место крушения прибыли представители службы путевого хозяйства. Полагая, что крушение могло произойти по причине несоответствия параметров пути требуемым, представитель службы путевого хозяйства на одном из сошедших с рельс вагонов вытащил шплинт из валика, соединяющего тормозную тягу с триангелем, и бросил валик в железнодорожную колею за двести метров от места крушения.

В результате получалось, что во время движения поезда выпал валик, и тормозная тяга, упав на рельсы вызвала сход вагонов с рельс.

Однако, при осмотре места происшествия было обращено внимание на то, что тормозная тяга вообще не имеет механических повреждений. А они в таких случаях должны были бы быть. По ходатайству представителя службы вагонного хозяйства был проведен следственный эксперимент.

В ходе эксперимента было по очереди задействовано по очереди три грузовых вагона, которые приводились в движение тепловозом. К валику была привязана проволока. Во время движения вагона валик выдергивался с со своего места, а тормозная тяга падала вниз и соприкоснувшись со шпалой сгиналась, принимая дугообразную форму. Такая картина наблюдалась при проводке всех трех вагонов. Поэтому версия, проводимая представителем службы путевого хозяйства, была опровергнута в ходе проведения следственного эксперимента.

В дальнейшем путем экспертизы было установлено, что крушение явилось последствием неправильного формирования состава, когда между полувагонами, груженными железобетонными изделиями, была поставлена порожняя цистерна, которая за счет динамических сил была выдавлена при прохождения поездом кривой малого радиуса.

Следственный эксперимент по установлению процесса образования следов события, обнаруженных в ходе расследования.

Подобные эксперименты сравнительно редко встречаются в практике и проводятся в тех случаях, когда возникает необходимость проверить или установить, каким образом возникли следы события, обнаруженные при производстве иных следственных действий. Этот вид эксперимента наиболее близок криминалистической экспертизе.

Следственный эксперимент по определению наличия или отсутствия профессиональных или преступных навыков.

Подобные эксперименты проводят, например, при расследовании уголовных дел о фальшивомонетничестве, когда задержанный сбытчик фальшивых денег заявляет, что соучастников у него не было, что он не только сбывал, но и сам изготовлял фальшивые деньги. В таких случаях обвиняемому в присутствии понятых обычно предлагается в экспериментальном порядке изготовить какой-либо элемент печатной формы (часть клише фальшивых денег и т.п.). Этим экспериментом проверяется наличие у него необходимых для изготовления клише профессиональных навыков.

Объединяя некоторые виды следственного эксперимента, предложенные Р.С. Белкиным, И.М. Лузгин предлагает выделять три вида следственного эксперимента:

· Установление возможности совершения каких-либо действий, например, для установления возможности пройти, проехать на автомашине определенное расстояние за конкретный промежуток времени. К экспериментам этого вида относятся также и проверка профессиональных и иных навыков человека.

· Проверка возможности восприятия какого-либо явления.

· Установление механизма образования следов[9].

Не указывая основания, А.В. Дулов разбивает все следственные эксперименты на две группы:

· Следственный эксперимент, в процессе которого устанавливаются факты, проверяются обстоятельства, причинные связи, относящиеся к общежитейским сведениям, для познания которых не требуется специальных знаний.

· Следственный эксперимент, в процессе которого устанавливаются факты, проверяются обстоятельства, причинные связи, относящиеся к областям определенных наук[10].

Следственный эксперимент с применением научно-технических средств существенно отличается от следственного эксперимента без их применения, Однако, классифицировать следственный эксперимент по этому признаку нецелесообразно, поскольку любой следственный эксперимент как специфическое следственное действие должно быть проведено с применением научно-технических средств (фотографирование, измерение, киносъемка, видеозапись, составление схем и т.п.), однако тактика его проведения в обоих случаях будет различной, Кроме того, следственный эксперимент с применением научно-технических средств требует большого объема подготовительной работы следователя. Его усиленное доказательственное значение может оказать влияние и на участвующих в нем заинтересованных лиц (например, демонстрация видеозаписи или фотографии обвиняемому, дающему ложные показания, после проведения следственного эксперимента может способствовать тому, что обвиняемый изменит показания.

Следственный эксперимент может быть первичным и повторным. Повторный следственный эксперимент проводится, если при производстве первичного не были соблюдены необходимые процессуальные и тактические условия или возникли обоснованные сомнения в достоверности его результатов.

А.В. Дулов предлагает также выделить такие разновидности эксперимента, как психологический, тактический. Психологический эксперимент - это возможность проверки определенных психических качеств свидетеля, обвиняемого и т.п. В психологическом эксперименте существует две цели, одна из них дает возможность выяснить правильность суждения человека о фактах, наблюдаемых им. На основе этого вывода достигается другая цель - получение сведений об определенных психических качествах данного лица. Одной из существенных особенностей такого эксперимента является то, что здесь всегда проверяются психические качества именно данного конкретного лица. Различают следующие основные виды психологического эксперимента:

· психологический эксперимент, которым проверяется наличие повышенных, обостренных способностей восприятия. Такая проверка необходима, чтобы убедить всех, кто сталкивается с данным свидетельским показанием, оценивать его, что оно действительно правильно отражает имевшее место событие, такие особенности его, которые другой не заметит.

· психологический эксперимент, которым проверяется наличие особых навыков у человека в выведении таких суждений из воспринятого, которые обычный человек сделать не в состоянии. Например, оценочные суждения о скорости движения, о весе различных предметов (даже не поднимая их) и т.д.

· психологический эксперимент, которым проверяется способность данного свидетеля в запоминании событий, фактов[11].

Тактический эксперимент - это специфический, заранее запланированный переход совокупности оперативных действий в процессуально фиксируемое следственное действие - следственный эксперимент в результате устанавливаемых действий причастного к совершению преступления лиц, которые могли быть совершены ими только в результате знания определенных обстоятельств, полученных в ходе преступного сговора до эксперимента. Целью данного эксперимента является задержание и одновременное изобличение преступника знанием определенной совокупности фактов.

Выделение «тактического» эксперимента в качестве разновидности следственного представляется достаточно интересным и необходимым. Так как подобные эксперименты осуществляются довольно часто, но они не находят своего процессуального закрепления, это приводит к тому, что в ходе расследования дела теряются ценные доказательства, которые можно было бы зафиксировать в том случае, если бы действия по задержанию были бы процессуально оформлены как тактический эксперимент.

Таким образом, следственный эксперимент является самостоятельным следственным действием. Однако, как доказательство, он, по мнению автора, может носить только косвенный характер, и на основании только одних результатов следственного эксперимента обвинение построено быть не может. Но при этом, результаты следственного эксперимента могут служить неопровержимым доказательством невиновности подозреваемого или обвиняемого. Автор считает, что следственный эксперимент может дать ориентир на дальнейшее планирование предварительного расследования и необходимость сбора новых доказательств по данному уголовному делу.

 

1.1 Цели следственного эксперимента

Для определения роли и места следственного эксперимента в общей системе следственных действий необходимо установить его цели. Вопрос о целях следственного эксперимента до сих пор один из самых спорных в юридической литературе. Так, Н.И. Гуковская выделяла следующие цели следственного эксперимента:

· проверка имеющихся доказательств;

· получение новых доказательств;

· проверка тех или иных предположений, возникших у следователя в связи с расследуемым делом[1].

Р.С. Белкин к целям следственного эксперимента относит:

· проверку и иллюстрацию собранных по делу доказательств;

· проверку и оценку следственных версий;

· установление причин и условий, способствующих преступлению;

· получение новых доказательств[2].

Шейфер С.А. отмечает, что более конкретные цели усматриваются в направлениях проверки имеющихся в деле данных, определенных статьей 181 УПК РФ: выявлении возможности восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, его последовательности, а также механизма образования следов. Конкретизируя содержание этих целей, отметим, что таковыми является проверка:

· способности лица воспринять и идентифицировать определенный объект (видеть его с учетом освещенности, слышать на определенном расстоянии звуки выстрелов, крики о помощи и т.п.);

· способности совершения лицом определенных действий (изготовить чертеж, ключ по слепку, проникнуть в помещение через пролом стены, преодолеть расстояние за определенный период времени и т.п.);

· объективной возможности наступления какого-либо события (различных вариантов падения тела человека, обнаруженного на определенном расстоянии от места падения, самопроизвольного возгорания материалов при определенной температуре, пригодности к стрельбе патронов, пролежавших долгое время в земле, пригодности ключа для открывания определенного замка и т.п.);

· последовательности какого-либо события (например, анализа путем эксперимента «технологического процесса» изготовления наркотиков, фальшивых денег и т.п.);

· механизма образования следов.

Последняя цель требует отдельного рассмотрения. Чтобы следователь мог путем эксперимента исследовать механизм образования следов, обнаруженных при осмотре, он, по-видимому, должен с помощью предмета, также обнаруженного при осмотре и по предположению использованного при совершении следообразующих действий, изготовить пробные следы и, если они сходны со следами, выявленными при осмотре, умозаключить о том, что они оставлены обнаруженным предметом. Однако такое умозаключение, даже если его отразить в протоколе следственного эксперимента, будет лишь предположением следователя, не имеющим доказательственной ценности (хотя и пригодным для построения розыскных версий). Между тем следственный эксперимент, как любое следственное действие, есть способ получения доказательственной, а не ориентирующей (как в данном случае) информации. Очевидно, что для достоверной идентификации орудия по оставленным им следам необходимо экспертное исследование с соблюдением надлежащей процессуальной формы. Представляется поэтому, что определение механизма образования следов выходит за пределы целей следственного эксперимента[3].

Таким образом, последняя классификация целей следственного эксперимента представляется наиболее адекватной требованиям действующего законодательства.

 

1.2 Оценка использования результатов следственного эксперимента

В практике наблюдается переоценка доказательственной ценности следственного эксперимента: установленная возможность совершения какого-либо действия подчас трактуется следователями как доказанность соответствующего факта. На недопустимость подобной трактовки обратил внимание Р.С. Белкин, разработавший критерии оценки результатов следственного эксперимента[1]. Такая оценка зависит от ряда факторов. Если результат следственного эксперимента носит вероятный, т.е. возможно случайный характер, например, при эксперименте на слышимость оказалось, что из пяти выстрелов слышен лишь один, он доказательственной ценности не имеет. Доказательственное значение имеет лишь достоверный, т.е. необходимый и бесспорный результат (все выстрелы слышны).

Но и достоверный результат следственного эксперимента имеет разную доказательственную ценность, ибо она определяется тем, каков этот результат — отрицательный или положительный. Отрицательный результат следственного эксперимента при условии его бесспорности выступает прямым доказательством отрицаемого факта. Так, если не был слышен ни один из экспериментальных выстрелов или если ни одна из попыток проникнуть в помещение через пролом не увенчалась успехом, это означает, что оспариваемое обстоятельство не имело места: лицо выстрелов не слышало и слышать не могло, через пролом проникнуть невозможно.

Иное значение имеет положительный результат следственного эксперимента. Переоценивать его нет оснований: установленная возможность того или иного события вовсе не означает, что оно имело место на самом деле. Так, если при эксперименте все выстрелы были слышны, это не означает, что свидетель (или иной участник), отрицающий этот факт, их действительно слышал. Он мог их слышать, но по разным причинам мог и не слышать. Такой исход следственного эксперимента может служить лишь косвенным доказательством существования оспариваемого факта.

О сложной организации следственного эксперимента и различной оценке его результатов говорит следующий пример, приведенный в своей работе Шейфером С.А. На асфальтовой дорожке, проходящей возле дома, в котором проживал гр-н П., на расстоянии 2 м 65 см от стены, напротив балкона, был обнаружен труп его малолетней падчерицы (возраст 3, 5 года). П., обвиняемый в совершении умышленного убийства девочки, утверждал, что она сама выпала с балкона, протиснувшись в промежутки балюстрады, когда он выходил из комнаты покурить. Для проверки версии, выдвинутой П., был проведен следственный эксперимент. На одном из предприятий города при консультации судебного медика был изготовлен манекен, размеры, вес и другие свойства которого соответствовали показателям тела девочки. Первоначально была исследована попытка «переваливания» манекена через перила балкона (их высота—98 см), для чего «руки» манекена были установлены на краю перил, «ноги» на балконной площадке. Оказалось, что центр тяжести манекена находится намного ниже перил. Подтягивание на руках при таком варианте невозможно. При поднятии манекена участниками эксперимента и «переваливании» его через перила на одежде, в которую он был одет, оказались значительные наложения извести, которой была побелена балюстрада. При осмотре же одежды на трупе потерпевшей таких наложений обнаружено не было. Таким образом, этот вариант эксперимента показал, что девочка не могла упасть с балкона, перевалившись через его перила.

Второй вариант имел целью выяснить, не смогла ли девочка упасть, протиснувшись между столбиками балюстрады (расстояние между ними составляло 11-17 см). Он также привел к отрицательному результату, так как окружность головы, объем грудной клетки и ширина плеч манекена (они, как отмечено, воспроизводили подлинные параметры тела потерпевшей) не позволяли протиснуть манекен между столбиками. Но если бы ребенок каким-либо образом все же смог пролезть между столбиками и перевалиться через перила, место его падения на асфальт, как установлено экспериментом, оказалось значительно ближе к стене дома, нежели место, где был обнаружен труп.

Положительный результат следственного эксперимента был получен при проверке варианта о выбрасывании девочки с балкона с определенным стартовым ускорением. В этом случае манекен падал как раз на то место, где был обнаружен труп девочки. Никаких следов побелки на манекене (как и на трупе) не имелось.

Каждый из трех результатов эксперимента носил достоверный, не вызывающий сомнений характер, однако позволял сделать разные выводы.

В первых двух случаях был получен отрицательный результат. Он означал, что версия П. опровергнута: ребенок не мог выпасть с балкона без применения посторонней силы. Это было прямое доказательство того, что свободное падение ребенка с балкона не имело места.

Третий вариант следственного эксперимента дал положительный результат: ребенок мог быть выброшен с балкона посторонней силой. Но этот результат не означает, что некто посторонний (в данном случае П.) действительно выбросил ребенка. Установленная экспериментом возможность подобного хода события является косвенным доказательством того, что девочка была умышленно сброшена с балкона. В данном случае прямое и косвенное доказательство вместе с другими доказательствами, собранными по делу, послужили основанием для вынесения судом в отношении П. обвинительного приговора в совершении тяжкого преступления[2].

Отрицательный результат следственного эксперимента опровергает версию, выдвинутую следователем, побуждает его искать истину в другом направлении.

На строительной площадке, где возводилось жилое здание, погиб бульдозерист Н., сбитый движущимся скрепером. Расследованием установлено, что у бульдозера заглох мотор и Н. попросил своего коллегу К. подтолкнуть бульдозер, чтоб он завелся. После этого Н. сел в кабину бульдозера, а К. — в кабину своего скрепера, и К. включил мотор. Через некоторое время, услышав крики рабочих, К. остановил скрепер и, выйдя из кабины, увидел, что Н. сбит управляемым им скрепером. Впоследствии выяснилось, что при движении машин Н. вышел из кабины и в этот момент произошел наезд. Казалось бы, что К., будучи невнимательным, допустил нарушение правил движения, повлекшее тяжкие последствия. Однако К. утверждал, что в момент движения не видел потерпевшего. Следственный эксперимент, проведенный с целью проверки этого утверждения, полностью подтвердил показания К.: после воссоздания по словам очевидцев взаиморасположения механизмов и пострадавшего оказалось, что из окна кабины скрепера нельзя видеть препятствие, находившееся сбоку, т.к. передняя часть крупного механизма ограничивала зону видимости водителя. Этот достоверно установленный факт прямо подтверждал невиновность К. Придя к выводу, что причиной несчастного случая была неосторожность, проявленная потерпевшим (вылез по ходу движения машин из кабины бульдозера), следователь прекратил дело[3].

По мнению автора работы, решающее значение при оценке результатов следственного эксперимента должна играть презумпция невиновности, закрепленная в ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ, которая определяет, что подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения, при этом все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого, а обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Поэтому, если в результате следственного эксперимента выясняется, что подозреваемый или обвиняемый мог совершить преступление, и если этот факт не подтвержден совокупностью других доказательств, то результаты следственного эксперимента не могут быть положены в основу обвинения. В данном случае результат следственного эксперимента является только косвенным доказательством, которое, не подкрепленное другими доказательствами не может лечь в основу обвинительного приговора.

 

2. Метод наблюдения и его модификации

Наблюдением называют преднамеренное целенаправленное восприятие, которое не изменяет условий существования рассматриваемого объекта, явления. Наблюдение – систематично, подчинено определенной цели и проходит по заранее составленному плану, с использованием специальных средств, технических устройств для реализации наблюдения и фиксации полученных данных.

Наблюдение применяется как в научных исследованиях, так и в различных видах профессиональной деятельности: наблюдения физика, химика и др. за протеканием физических, химических процессов; наблюдения оператора энергосистемы за показаниями приборов на пульте управления; наблюдения в ходе оперативно-розыскной, следственной деятельности и судебного разбирательства; наблюдения психолога.

Научное наблюдение всегда направлено на достижение познавательных, исследовательских целей. Наблюдение, включаемое в практическую деятельность, обслуживает эту деятельность, а полученные результаты используются для достижения основной цели практической деятельности: врачом для постановки диагноза, учителем для повышения эффективности учебно-воспитательного процесса, оперативником и следователем для раскрытия преступления, оператором для поддержания нормального режима работы энергосистемы.

Наблюдение – это универсальный метод, так как применяется в исследованиях широкого круга психических явлений; гибкий метод, так как есть возможность изменять процесс наблюдения, выдвигаемые и проверяемые гипотезы; может осуществляться без технического оснащения; является одним из основных методов психологии.

Наблюдение носит избирательный характер, поскольку наблюдать все вообще в силу безграничного многообразия существующего невозможно, несмотря на требование полноты или фотографичности наблюдения.

Присутствие наблюдателя может повлиять на поведение человека, за которым ведется наблюдение. Для уменьшения этого влияния используют разные способы: 1) частное присутствие наблюдателя в окружающей наблюдаемого среде, углубленность в свое дело, как бы не обращая внимания на наблюдаемого, позволяет «примелькаться»; 2) замена наблюдателя регистрирующей аппаратурой (телепередатчик, видеомагнитофон, кинокамера и т.д.); 3) скрытая съемка; 4) наблюдение из комнаты, отделенной от помещения, где находится наблюдаемый, с помощью специального стекла, делающего наблюдателя невидимым и т.д.

Трудности для наблюдения в психологии вызывают некоторые особенности психических явлений: их уникальность, неповторимость, очень малая или очень большая длительность. Например, некоторые эмоциональные выражения длятся 1/8 сек (для их наблюдения обычно используют ускоренную киносъемку); при большой длительности наблюдаемого явления используют дискретное (прерывистое) наблюдение.

Наблюдатели могут различаться по остроте зрения и слуха, способности концентрировать и распределять внимание, особенностям работы памяти, мышления, эмоциональной устойчивости, темперамента и т.д. Различия личностных характеристик могут привести к различиям в данных наблюдений, а направленной тренировкой наблюдательности можно снизить уровень действия указанных факторов.

Как правило, выделят следующие виды наблюдения: включенное и невключенное; открытое и скрытое; полевое и лабораторное, а также спровоцированное.

 Включенное наблюдение: исследователь является членом наблюдаемой им группы людей, полноправным участником событий (например, используется в  оперативно-розыскной деятельности при внедрении сотрудника правоохранительных органов в преступную среду); при невключенном, внешнем наблюдении наблюдатель является сторонним лицом (часто используется при подготовке программы исследования, для уточнения гипотез, определения принципов организации исследования).

Наблюдение может быть открытым, явным и скрытым (например, наблюдатель скрыт, невидим за стеклом Гезелла).

Полевое наблюдение проводится в естественных для наблюдаемого лица условиях и позволяет исследовать естественную жизнь объекта наблюдения, но интересующая ситуация мало поддается контролю, а может и вообще не проявиться – это часто выжидательное, несистематическое наблюдение.

Лабораторное наблюдение направлено на исследование личности (группы) в контролируемой ситуации, которая создается искусственно и это может исказить получаемые результаты.

Спровоцированное наблюдение по форме является приближенным к естественному эксперименту, так как исследователь создает ситуацию, которая его интересует.

Во всех случаях на основе данных наблюдения за поведением человека в различных жизненных ситуациях составляется психологическое описание поведения человека – «поведенческий портрет». Как правило, для более полного представления об изучаемой личности эти данные дополняются сведениями, получаемыми с помощью других приемов и методов (беседы, изучение жизненного пути, характеристики знакомых, друзей и т.д.).

Основные линии наблюдения и параметры «поведенческого портрета».

Предметом наблюдения здесь является поведение взрослого человека в естественных жизненных условиях. Однако данных наблюдения только за поведением оказывается недостаточно для психологического анализа поведения и понимания смысла последнего. Ведь поведение человека невозможно отделить от контекста той ситуации, в которой оно разворачивается. А это означает, что в рамках полевого наблюдения само наблюдение осуществляется одновременно по двум линиям: как за поведением человека, так и за ситуацией, в которой последнее имеет место.

К основным параметрам поведенческого портрета относятся отдельные особенности внешнего вида,  имеющие значение для характеристики наблюдаемого человека (стиль одежды и прически, стремление своим внешним обликом «оказаться таким, как все» или выделяться, привлекать к себе внимание; равнодушие к своему внешнему виду или придание ему особого значения). Какие же элементы поведения это подтверждают и в каких ситуациях:

– пантомимика (осанка, особенности походки, жестикуляции, общая скованность или, наоборот, свобода движений испытуемого, характерные индивидуальные позы);

– мимика (общее выражение лица, сдержанность, выразительность; в каких ситуациях мимика бывает особенно оживленной, в каких – скованной);

– речевое поведение (молчаливость, разговорчивость, многословие, лаконизм; стилистические особенности, содержание и культура речи; интонационное богатство, включение в речь пауз, темп речи);

– поведение по отношению к другим людям – положение в коллективе и отношение к этому, способ установления контакта, характер общения (деловое, личностное, ситуативное, сотрудничество, эгоцентризм), стиль общения (авторитарное, с ориентацией на собеседника или на себя), позиция в общении (активная, пассивная, созерцательная, агрессивная, стремление к доминантности);

– наличие противоречий в поведении – демонстрация различных, противоположных по смыслу способов поведения в однотипных ситуациях;

– поведенческие проявления отношения к самому себе (к своей внешности, недостаткам, преимуществам, возможностям, своим личным вещам);

– поведение в психологически значимых ситуациях (выполнение задания, конфликт);

– поведение в основной деятельности (работе);

– примеры характерных индивидуальных вербальных штампов, а также высказываний, характеризующих кругозор, интересы, жизненный опыт.

Освоение юридическими психологами и юристами метода «поведенческий портрет» позволяет создавать более полное представление о конкретном человеке, за которым ведется наблюдение, психическое состояние человека, особенности характера, социальный статус. Человек с целью маскировки может менять свою внешность (парик, косметика, пластическая операция, смена одежды и т.д.), но значительное количество поведенческих особенностей, ставших автоматизмами, т.е. управляемых на уровне бессознательного психического, изменить трудно или даже невозможно.

Данные психологического портрета могут послужить идентификации конкретного лица. Поведенческие портреты представителей криминальной среды, занимающих различные позиции в иерархической структуре преступной группировки, могут быть использованы сотрудниками ОВД при разработке «сценария» для внедрения.

Поведенческий портрет помогает следователям и оперативным работникам в розыске, наблюдении и задержании скрывшихся преступников, в розыске без вести пропавших, в установлении личности подозреваемых, обвиняемых, свидетелей и потерпевших.

При розыске скрывшихся преступников и без вести пропавших лиц он используется для подготовки розыскных требований, в которых подробно описываются признаки внешности разыскиваемых, характеристики «особых примет» и «броских признаков», что дает возможность лицам прочно удерживать в памяти мысленный образ разыскиваемого.

Учитывая, что некоторые важные для розыска признаки внешности и поведения могут быть легко изменены, розыскные мероприятия с использованием «словесного (и в равной мере «поведенческого») портрета» должны проводиться быстро и оперативно.

Самонаблюдение (интроспекция) – это наблюдение за собственными внутренними психическими процессами, но в то же время наблюдение и за их внешними проявлениями. В настоящее время самонаблюлюдение часто применяется в форме словесного отчета, письменного анкетирования. Этот метод дает возможность узнавать о реакциях человека на такие ситуации, в которых наблюдение затруднено (например, «Боитесь ли Вы высоты», «Любите ли Вы долго играть в одну и ту же игру» и т.п.). Этот метод применяется в психологии творчества (по воспоминаниям, автобиографическим заметкам известных ученых, художников, иных творческих работников), юридической психологии (анализ данных уголовных и гражданских дел, показания потерпевших, свидетелей представляют фактически самоотчеты о своих состояниях, переживаниях).

Методика «Психологическая автобиография» относится к числу ситуационных психодиагностических методик. Ситуация – это продукт активного взаимодействия личности и среды, когда исследуется жизненный путь человека, т.е. те конкретные биографические события, в которых переживаются значимые социальные процессы (социальные переходы, кризисы и т.п.). Основной единицей такого анализа является событие, т.е. «поворотный этап жизненного пути человека, связанный с принятием им на длительный период его жизни важных решений».

Методика позволяет выявить особенности восприятия значимых, наиболее важных событий в жизни человека. Данную методику можно рассматривать как проективную, поскольку своим ответом испытуемый придает ей личностное значение.

 

2.1 Роль наблюдения при осмотре места происшествия

 

Осмотр места происшествия - это, как правило, неотложное следственное действие, направленное на установление, исследование и фиксацию обстановки места происшествия, следов преступления, преступника и иных фактических данных, позволяющих в совокупности с другими доказательствами сделать вывод о механизме преступления, т.е. содержании преступной деятельности, и других обстоятельствах расследуемого события[1].

Виды и процессуальный порядок осмотра. Закон (ст. 176 УПК РФ) определяет перечень объектов осмотра, выделяя этим его основные виды:[2]

1. Осмотр места происшествия. Место происшествия - это участок местности, техническое сооружение или помещение (жилое и нежилое), на котором обнаружены предметы и следы (труп, следы борьбы и самообороны, взлома хранилищ, транспортные средства, оружие и т.п.), указывающие на возможное совершение преступления. Место происшествия нельзя отождествлять с местом совершения преступления, так как следы преступления могут быть преступником удалены с последнего и перемещены на другое место. Осмотр места происшествия, будучи неотложным следственным действием, в случаях, не терпящих отлагательства, проводится и до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 176 УПК РФ). В этом случае результаты осмотра могут стать основаниями к возбуждению уголовного дела.

2. Осмотр местности, не являющей местом происшествия. В некоторых случаях осмотру подвергается местность, связанная с событием косвенным образом (например, осмотр схрона, где скрывался предполагаемый преступник, обследование территории, для выявления путей подхода и отхода к месту преступления и т.п.).

3. Осмотр жилища. При его проведении следует исходить из конституционного положения о неприкосновенности жилища, согласно которому никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, данной положение указано и в (п. 1 ст. 12 УПК РФ). Нередко эти лица, будучи потерпевшими, не возражают против осмотра жилого помещения, являющегося местом происшествия, поскольку преступление посягало на их правоохраняемые интересы (кражи, грабежи, посягательства на личность и т.д.). В случаях возражений против осмотра (их обычно заявляют подозреваемые, не желающие, чтобы осмотром были обнаружены следы, уличающие их в преступлении) он может производиться только на основании судебного решения (п. 4 ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Следует, однако, заметить, что в этом случае обращение следователя к лицам, проживающим в жилом помещении и не желающим проведения в нем осмотра, раскрывает намерения следователя. При обращении следователя в суд за разрешением на осмотр между объявлением об осмотре и его фактическим проведением образуется временной интервал, вполне достаточный для того, чтобы возражающие против осмотра лица смогли уничтожить улики. Фактически складывается ситуация, когда осмотр оказывается следственным действием, не терпящим отлагательства, т.е. когда он может производиться без разрешения суда. На практике именно таким образом разрешается коллизия между нормативным предписанием и реальностью.[3]

4. Осмотр иного помещения. Таковым может оказаться нежилое помещение, оказавшееся местом происшествия, но также и помещение, не являющееся ни жилищем, ни местом происшествия, но иным образом связанное с обстоятельствами, подлежащими доказыванию (например, гараж, надворная постройка, не приспособленные для жилья, но бывшие местом, где преступник караулил свою жертву, зернохранилище, склад, осматриваемые с целью выяснения условий хранения ценностей). Объектом осмотра может стать и служебное помещение (офис) той или иной организации (например, для изучения следов проникновения преступников, и тогда это - место происшествия, а также средств коммуникации, мест расположения отдельных сотрудников, доступности посетителей и т.п.). Осматриваться может и торговый модуль, палатка, принадлежащие не организации, а частному лицу[4].

5. Осмотр предметов и документов. Объектом осмотра могут стать орудия преступления и оставленные ими материальные следы, обнаруженные на месте происшествия; личные (оброненные преступником) и иные документы, которые в силу места их обнаружения могут быть признаны вещественными доказательствами, транспортные средства (автотранспорт, подвижный состав, речные и морские суда, самолеты) на месте аварий. Своеобразным предметом, подлежащим осмотру, являются животные или их трупы (когда необходимо обнаружить их владельца по клейму, особым приметам). Осмотр этих объектов осуществляется в ходе «основного» осмотра. Но если это оказывается затруднительным вследствие большого количества изъятого, осмотр которого потребует длительного времени, или отсутствия соответствующих условий для осмотра на месте (необходимость привлечь специалиста, подозреваемого, применить технические средства и т.п.) - осмотр предметов и документов может стать самостоятельной разновидностью осмотра[5].

Такое же положение складывается в случаях, когда предметы и документы были изъяты в ходе других следственных действий: при обыске, выемке, но не подвергались осмотру, либо когда они, в порядке реализации своих прав, были представлены потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, их защитниками и другими участниками для приобщения к уголовному делу (ч.ч. 2 и 3. ст. 86 УПК РФ). Осмотром документов, как разновидностью осмотра, является фактически и один из элементов сложного комплекса процессуальных действий, именуемого «Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка» (ст. 185 УПК РФ).

6. Осмотр трупа. Эта разновидность осмотра регламентирована в УПК отдельно от других, ввиду необходимости соблюдения при осмотре ряда специфических правил (ст. 178 УПК РФ). Главное из них - обязательное участие в осмотре специалиста – судебного медика или иного врача. Эти лица выступают не экспертами (даже если по должности они именуются таковыми), а специалистами (ст. 168 УПК РФ). Осмотр трупа может быть элементом осмотра места происшествия, но если труп удален с него по тем или иным причинам (раненый доставлен в лечебное учреждение и там скончался, требовалось срочно провести в морге вскрытие трупа для определения причин смерти и т.п.) осмотр трупа становится самостоятельной разновидностью данного следственного действия, проводимого там, куда он перемещен[6].

Таков же и осмотр эксгумированного трупа. Эксгумация (извлечение трупа из места захоронения) обладает рядом признаков следственного действия (например, выемки): о ее производстве выносится постановление, и составляется протокол эксгумации. При этом присутствуют понятые, судебно-медицинский эксперт, а при невозможности его участия – врач, при необходимости для осмотра трупа могут привлекаться и другие специалисты (ч. 1 ст. 178 УПК РФ). Но, как уже отмечалось, эксгумация не может считаться следственным действием, так как не обладает его главным признаком - получением доказательственной информации, ибо результаты эксгумации сами по себе доказательственной ценности не имеют. Такая информация может быть выявлена при осмотре эксгумированного трупа (либо при его опознании, экспертном исследовании, получении образцов). По этой причине эксгумацию следует рассматривать как необходимую предпосылку осмотра либо другого следственного действия. По нравственным соображениям при эксгумации должны соблюдаться особые требования: уведомление родственников, получение их согласия на эксгумацию, а при несогласии получение разрешение суда. Согласно (ст. 178 УПК РФ) расходы по эксгумации возмещаются родственникам покойного.

7. Освидетельствование. Освидетельствование (осмотр живых людей) - это осуществляемое следователем в соответствии с установленной законом процедурой обследование тела подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля в целях обнаружения информации (сведений), имеющей значение для дела. В сущности, освидетельствование - это разновидность осмотра, ибо, как и при осмотре, обнаружение доказательственной информации происходит здесь на основе обычного наблюдения. Но, учитывая специфичность объекта освидетельствования, каковым является тело человека, наблюдение здесь также принимает специфические формы. Поэтому принято считать освидетельствование самостоятельным следственным действием[7]. Ст.179 УПК РФ подчеркивает, что освидетельствование производится, если не требуется судебно-медицинской экспертизы. Это означает, что освидетельствованию доступны лишь признаки, видимые простым глазом. Если же речь идет о «скрытой информации», т.е. недоступной внешнему наблюдению, либо видимой, но требующей истолкования на основе специальных познаний - необходимо назначение судебно-медицинской экспертизы.

(Ст. 179 УПК РФ) определяет цели освидетельствования как обнаружение на теле человека следов преступления, телесных повреждений и особых примет. К первым относятся ранения, ушибы, кровяные мазки, шрамы, кровоподтеки, следы действия орудий преступления, защитных средств (химловушек) и т.п. Особыми приметами являются родимые пятна, татуировки, послеоперационные рубцы, признаки профессиональной деятельности и т.п. Телесные повреждения, о которых упоминает (ст. 179 УПК РФ), лишь констатируются при освидетельствовании (факт наличия, внешний вид, расположение), но тяжесть их не определяется, ибо это - полномочие эксперта[8].

Помимо этих целей, (ст. 179 УПК РФ) указывает на выявление при освидетельствовании состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела. Следует признать, что эта цель практически выходит за рамки освидетельствования, т.е. наблюдения тела человека. Следователь, конечно, может простым наблюдением обнаружить признаки, обычно указывающие на нетрезвое состояние человека: запах алкоголя, неустойчивость позы, нарушение речи, дрожание пальцев рук, покраснение лица и т.п. Однако признаки эти многозначны, бывают присущи и другим состояниям человека: болезни, сопровождающейся приемом лекарств, переутомлению, страху и т.д., вследствие чего требуют истолкования врачей-специалистов[9].

Процедура осмотра обстоятельно регламентирована законом и обеспечивает допустимость полученных при осмотре доказательств. Общим для всех видов осмотра является требование об обязательном участии понятых, которые вызываются для удостоверения факта производства следственного действия, его хода и результатов (ч. 1 ст. 170 УПК РФ). В исключительных случаях УПК РФ (в отличие от УПК РСФСР) допускает возможность осмотра без понятых (ч. 3 ст. 170 УПК РФ). Такими являются осмотр в труднодоступной местности при отсутствии надлежащих средств сообщения, при опасности для жизни и здоровья людей. Подобная ситуация может сложиться, когда осмотр места происшествия производят в высокогорной местности, на которую можно подняться лишь с применением приемов альпинизма, либо в условиях бездорожья (весенняя распутица, разлив рек, снежные заносы), для преодоления которой нужна соответствующая техника, а ее нет, в сложной метеорологической обстановке (пурга). Следователь, который должен прибыть на место происшествия, вынужден воспользоваться такими подручными средствами (верхом, на лыжах и т.п.), требовать использования которых для доставки понятых он не вправе. Может оказаться, что в безлюдной местности, где совершено преступление, вообще не проживают люди, которых можно было бы пригласить в качестве понятых. Опасность для жизни и здоровья понятых может возникнуть как в перечисленных выше случаях, так и вследствие проведения осмотра в условиях вооруженного конфликта, либо возможного вооруженного сопротивления криминальных элементов, находящихся в осматриваемом помещении[10]. Однако после устранения опасности, понятые, должны быть допущены к проведению осмотра. О причинах осмотра без понятых делается отметка в протоколе, а ход осмотра фиксируется с помощью видеозаписи; если же ее применение невозможно - это обстоятельство также фиксируется в протоколе.

Помимо понятых в осмотре может участвовать и ряд других лиц. Таковы:

1. Специалист. Согласно (ч.1. ст. 58 УПК РФ): «Специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию»[11].

Участвуя в осмотре, он выполняет функцию научно-технического помощника следователя, оказывая ему содействие в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. В осмотре трупа участвует судебно-медицинский эксперт, а при невозможности - врач. К осмотру могут привлекаться и другие специалисты, способные оказать содействие следователю в получении доказательств: криминалисты, автотехники, товароведы, специалисты по взрывному делу, авиационным происшествиям и др. Лишь при осмотре трупа участие специалиста-медика обязательно. В остальных случаях решение о вызове специалиста зависит от степени владения следователя соответствующими приемами обнаружения и закрепления доказательств.

2. Эксперт. Согласно (ч.1. ст. 57 УПК РФ): «Эксперт - лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК, для производства судебной экспертизы и дачи заключения». Его участие в осмотре возможно по его ходатайству (п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК РФ). Роль эксперта не совпадает с ролью специалиста и состоит не в содействии следователю в получении доказательств, а в выявлении (с последующим отражением в протоколе осмотра) обстоятельств, существенных для последующей дачи им заключения[12].

3. Обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель. Эти участники привлекаются к осмотру либо по их ходатайству, либо по усмотрению следователя, но с их согласия. В ходе следственного действия они либо способствуют своими пояснениями уточнению границ осматриваемого объекта (места происшествия), либо указывают на узловые точки события, что облегчает поиск следов, или на изменения, которые произошли в обстановке, что важно для обеспечения объективности осмотра.

Кроме того, привлечение этих лиц целесообразно для того, чтобы убедить их в объективности осмотра и запечатлении его результатов. При этом следует иметь в виду, что закон не обязывает их участвовать в осмотре и давать какие-либо пояснения. Поэтому их привлечение к осмотру целесообразно при ясно выраженном желании сотрудничать со следователем.

Если к осмотру привлечены подозреваемый или обвиняемый, а также если осмотр проводился по их ходатайствам или ходатайству защитника, участвовать в осмотре может также их защитник (п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

4. По ходатайству потерпевшего, гражданского истца, их представителей в осмотре могут участвовать как они сами, так и их представители - адвокаты и иные лица, а также законные представители (ст.ст. 42, 44, 45 УПК РФ). Все эти лица, участвуя в осмотре, выполн