Психолого-педагогическая деятельность медицинской сестры в отделении детской поликлинике, как фактор повышения качества сестринской помощи

Введение

Современная медицинская сестра принимает решения в условиях нестандартных ситуаций. Медсестринская помощь требует подчас нестандартных решений в работе с детьми в экстремальных ситуациях при лимите времени.

Для успешного выполнения этих задач медицинской сестре недостаточно лишь знаний в области своей узкой профессиональной компетенции. Важнейшим критерием профессиональной компетентности медицинской сестры; становится её психолого-педагогические возможности, наличие качеств, способствующих коммуникативным способностям в общении с детским населением, видение будущего и желание постоянно заниматься своим саморазвитием.

Работа медсестры детской поликлиники сопряжена большими психологическими и физическими нагрузками, поэтому медсестра должна быть своего рода психологом, учителем и наставником.

Анализируя деятельность медицинских работников, легко заметить, что при одинаковых кадровых и финансовых возможностях успехи отдельных медсестер разные. Проблема заключается не только в объективных условиях, но и в личности медсестры. Успешность работы находится в определенной зависимости не только от профессионального мастерства, но и от личностных качеств, особенностей психики, свойств нервной системы, направленности личности.

Рост дефектов и ошибок в оказании медицинской помощи детям, нарушений профессиональных технологий, неуменьшающееся количество жалоб на качество работы медицинских учреждений, могут быть связаны с личностными качествами, степенью эмоционального выгорания, а также обусловлены уровнем психолого-педагогического профессионализма медицинских работников.

В организации работы медицинских сестёр в любом лечебно-профилактическом учреждении педиатрического профиля, важную роль играет специфическое общение, в первую очередь с ребенком и его родителями. Качество  психолого-педагогической деятельности медсестры в отделении детской поликлиники не удовлетворяет современное общество (насколько можно судить по отзывам родственников детей, количеству нелицеприятных публикаций в средствах массовой информации). Нередко медицинские работники

Таким образом, назрело основное противоречие между социальной потребностью в квалифицированном, компетентном медицинском работнике, способным к самостоятельному продуктивному решению профессиональных задач  и уровнем  психолого-педагогической подготовки сестринского персонала.

Для снятия этого противоречия необходимо разрешение проблемы процесса профессионального становления медицинских сестёр в психолого-педагогической деятельности, что позволит полнее использовать человеческий фактор в здравоохранении.

Таким образом, актуальность данного исследования определяется высокой степенью влияния психолого-педагогической деятельности медицинской сестры детской поликлиники на качество жизни, как родителей, так и маленьких пациентов.

Цель работы – охарактеризовать деятельность медсестры в отделении детской поликлиники, как фактора повышения качества медсестринской помощи в психолого-педагогическом аспекте.

Объектом исследования являются психология общения в системе «медицинская сестра – пациент»; сестринская педагогическая деятельность.

Предметом исследования можно считать роль психолого-педагогической деятельности медицинской сестры детской поликлиники в повышении качества сестринской помощи.

В соответствии с целью в исследовании были поставлены следующие задачи:

Проанализировать психологические аспекты деятельности медсестры детской поликлиники.

Изучить проблему иммунизации детского населения, связанную с недостаточным информированием родителей.

Подготовить рекомендации для медсестер по проведению психолого-педагогической подготовки к вакцинации.

База исследования: МУЗ «Щелковская районная больница», детская поликлиника (город Щелково, Московской области) в период с июня 2009 года по октябрь 2009 года.

Работа состоит из введения, 3 глав основной части, заключения, списка литературы.

Дипломная работа представлена на 100 страницax, имеет список использованных источников, включающий 33 наименования, 7 таблиц, 2 рисунка, 3 схемы.


1.  ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕДицинской сестры ДЕТСКОЙ ПОЛИКЛИНИКИ

1.1. Основные принципы и модели общения в практике медицинской сестры

Общение с пациентом в медицинской сфере происходит чаще всего в виде диалога. В течение разговора собеседники обсуждают жалобы, телесные ощущения, душевное состояние, лечение, исход болезни, иногда и диагноз.

В рамках сложившейся в современной медицине модели сотрудничества, диалог между медработником  и пациентом предполагает и включает уникальность и равенство партнеров, различие и оригинальность точек зрения, ориентацию каждого на понимание и на активную интерпретацию его точек зрения партнером, ожидание ответа и его предвосхищение в собственном высказывании, соотнесение которых и является целью диалога [5,  C. 71].

Общение медицинского работника и пациента должно быть не простой передачей информации, а выработкой общего смысла, взаимопонимания, построения диагностической и лечебно-реабилитационной беседы, единой точки зрения.

Строгих правил общения с пациентом нет, хотя во всем мире врачи пользуются общими принципами деонтологии (deon– должное и logos– учение) – профессиональной этики медицинских работников. Состояние душевного комфорта пациента– вот главный критерий деонтологии, тест на ее эффективность.

Специфика коммуникативной деятельности медицинского работника состоит в том, что общение происходит в двух основных его формах - в одном случае это средство организации деятельности, в другом - удовлетворение потребности человека в живом контакте. Категория общения в медицинской практике выглядит как форма деятельности и одновременно как отражение специфической потребности человека в контакте с другими людьми.

Процесс общения в медицине выступает также процессом познания. Скрупулезное изучение психологических особенностей пациентов, может иметь значение в образовании тех или иных симптомов. Медицинский работник во взаимодействии с пациентом осуществляет разные типы общения, а именно: деловое общение, воспитательное воздействие, диагностическая беседа, интимно - личностное общение.

На формирование взаимоотношений влияют половые и возрастные различия, уровень образования, социальный статус. Тем не менее, обобщая многообразие видов описанного в литературе ролевого поведения медработника и пациента, можно выделить несколько моделей взаимоотношений в системе «Медработник – пациент» [23, C. 154].

Схема 1

 

Руководство. Основной, базовой моделью отношений «медработник-больной» в медицине остается руководство — властная, авторитарная модель с жесткой структурой при ведущей роли медицинского работника. Медработник доминирует в этих взаимоотношениях, занимает активную лидерскую позицию, определяет стратегию и тактику лечения; все решения по ключевым вопросам лечебно-диагностического процесса принимает он сам и берет на себя всю полноту ответственности: как юридическую, так и моральную и психологическую.

В случае модели руководства больной остается подчиненным, сравнительно малоактивным, зависимым, пассивным объектом терапии. Сокращение психологической дистанции с пациентом при этом недопустимо: приятельские, дружеские отношения между медработником и больным рассматриваются как нарушения профессиональной этики со стороны медработника. Модель руководства — ведущая в клинике внутренних болезней, в акушерстве и гинекологии, стоматологии, хирургии, травматологии.

Партнерство. Партнерская модель взаимоотношений «медработник-больной» более демократична. Как модель неавторитарного сотрудничества, терапевтического союза она предполагает активное участие пациента в лечебном процессе. При этом предполагается определенная степень ответственности и самостоятельности больного, его участие в принятии решений, определении стратегии и тактики лечения. В основе взаимоотношений лежит эмпатический подход к пациенту. Сопереживание определяет большую степень психологической близости, чем при модели руководства. Однако и здесь личные отношения остаются нежелательными. Партнерская модель используется в медицине в ряде особых ситуаций: при решении вопроса об операции, в особенности, при вероятности летального исхода; в случае, когда в роли пациента оказывается врач или лицо с высоким социальным статусом. Подобная модель взаимоотношений широко используется в психотерапии.

Контрактная модель. В условиях платной медицины сложилась контрактная (договорная) модель взаимоотношений «медработник-больной». Она позволяет структурировать и контролировать лечебный процесс обоим его участникам. В рамках контрактной модели медработник и пациент приступают к лечению на основе соглашения (контракта) относительно общего понимании болезни, ее причин, особенностей течения и прогноза, стратегии лечения. Это соглашение может быть определено уже при первой встрече.

Медработник, с учетом потребностей и возможностей больного, а также задач терапии, прогнозирует с определенной долей вероятности выраженность эмпатической коммуникации, определяет оптимальный уровень власти в отношении пациента, меру его ответственности за ход и результаты лечения.

Юридическую ответственность за результаты лечения в любом случае несет медработник, но психологическая ответственность в определенной степени лежит на больном. Оплачивая медицинские услуги, пациент получает право выбирать врача. Он полагает, что, заключая контракт, располагает гарантиями на квалифицированную помощь и ее доступность (установленное совместно расписание посещений), право на прерывание курса лечения и смену врача, медсестры, обслуживающего персонала. Больной ожидает, что с ним будут согласованы важнейшие этапы лечения. Медработник же предъявляет к пациенту требования сотрудничества в процессе терапии, выполнения соответствующих врачебных рекомендаций и правил, в частности, требования следовать здоровому образу жизни.

 

1.2. Специфика общения в педиатрии

В педиатрии взаимоотношения медицинского работника и пациента приобретают особую значимость, связанную с психическим развитием ребенка. Ребенок - это, прежде всего развивающийся человек, которому взрослые должны обеспечить условия для нормального развития психики. Взрослые, в частности медики, создают первую безопасную среду для ребенка. Существующие психологические проблемы родителей, медицинских работников препятствуют формированию такой среды для развивающегося человека.

Одно из важнейших условий для установления взаимопонимания между пациентом и медработником – ощущение поддержки. Если больной ребенок осознает, что ему намерены помогать, а не заставлять насильно делать что-то неприятное, то он, вероятно, активнее будет участвовать в лечебном процессе [17, C. 381]. Когда медицинская сестра проявляет понимание, и ребенок и его родители уверены, что их жалобы услышаны, зафиксированы в сознании. Сочувствие – ключ к установлению сотрудничества с пациентом. Нужно суметь поставить себя на место больного и взглянуть на мир его глазами. Важно понимать и учитывать внутреннюю картину заболевания – все то, что испытывает и переживает пациент, не только его местные ощущения, но и общее самочувствие, самонаблюдение, его представление о своей болезни, о ее причинах.

При общении с детьми целесообразно учитывать следующие психологические особенности детского возраста:

1. Контакт с детьми облегчают  их доверчивость, внушаемость, непонимание степени опасности заболевания, манипуляции или хирургического вмешательства, оптимизм, отсутствие психических комплексов;

2. Общение с детьми затрудняют чувство страха, полярность и неадекватность реакций, негативизм, низкие сознательно-волевые качества, склонность к симуляции и диссимуляции, редкие, но опасные психосоматические реакции, когда боязнь манипуляций способна осложниться срывом компенсаторных механизмов.

При контакте с детьми, особенно в ситуациях угрожающих жизни ребенка, необходимо учитывать, что одно и то же заболевание переносится в разном возрасте неодинаково. Чем старше ребенок, тем осознаннее и трагичнее ощущает он свое состояние и тем серьезнее для него психологическая травма.

Различие таких представлений зависит от познавательного уровня ребенка, психосоциального развития, пережитого опыта. Поэтому крайне важно предотвратить психогенную (информационную) ятрогению, которая может возникнуть вследствие необдуманной беседы врача, сообщения им без предварительной подготовки угрожающего жизни диагноза, непонятной медицинской информации или его излишней молчаливости.

Взаимоотношения медицинского работника и больного ребенка в каждом конкретном случае складываются индивидуально, в зависимости от особенностей состояния и личности пациента, от его нозологической принадлежности и от индивидуально-психологических особенностей медработника.

Перечисленные выше модели отношений в системе «медработник-пациент» относятся в большинстве случаев к общению со взрослыми пациентами, с детьми же медработник должен общаться, смешивая все эти модели, в зависимости от ситуации и от того, как медработник настроит ребенка на общение, используя свой психотерапевтический потенциал. При этом нельзя забывать, что ребенок приходит на прием в сопровождении родственников, и порой их реакция на слова медработника может решить в каком ключе (позитивном или негативном) будет протекать дальнейшее сотрудничество между медицинским работником и ребенком.

1.3. Необходимость учета личностных особенностей посредника-матери

 

В системе «медсестра-ребенок» существует важнейшее промежуточное звено – мать, родители и родственники.

К сожалению, больной малыш часто не может самостоятельно описать свои жалобы, характер и локализацию боли, а также время начала заболевания. В связи с этим педиатр или медицинская сестра, как правило, составляет представление о болезни маленького пациента на основании жалоб, предъявляемых родителями, объективного осмотра ребенка и данных дополнительного обследования.

Таким образом, медицинская деонтология предъявляет особые требования к медработникам, работающим с детьми. Ведь их деятельность основана не только на прямом контакте с детьми, но и на общении с ближайшими родственниками, в первую очередь с матерью ребенка, с ее восприятием состояния здоровья своего ребенка и характерологическими особенностями [24, C. 64].

Совершенно очевидно, что до контакта с медициной осуществляется внутрисемейная подготовка, а после контакта - опять-таки внутрисемейный «разбор полетов». Исходная концепция - вполне логична. Ну, какой здравомыслящей матери придет в голову сказать ребенку: «Сейчас мы пойдем в поликлинику, где тебе сделают больно». Человеку очень важно быть, или, по крайней мере, казаться хорошим, если не в собственных глазах, то уж наверняка в глазах окружающих. Обозначенное общее правило, применительно к собственным детям, повсеместно и неукоснительно выполняется. Плохим может быть кто угодно - врач, медсестра, которая уколола пальчик - но никогда не могут быть плохими мама и папа.

Отсюда первая проблема - прямое противопоставление добра (мамы, папы) и зла (врачей и медицинских сестер). Вторая проблема в том, что, несмотря на все родительские попытки хорошими быть, быть хорошими не получается. Хотя бы потому, что обманывать ребенка долго не удается. Пообещали, что не больно и не страшно, а было и больно и страшно. Третья проблема - проблема непосредственного контакта медицинского работника и ребенка. Индивидуальный подход, нахождение общего языка, выявление и учет конкретных особенностей характера - все это требует от медицинского работника «всего-навсего» трех вещей: желания, умения и времени…

В настоящее время родители обладают большим запасом сведений о заболеваниях детского возраста, почерпнутых из специальной, просветительской литературы и средств массовой информации.

В связи с этим, увлечение модными различными средствами и методами лечения, рекламируемыми порой самими медиками, могут создавать затруднение при контакте медработников с родителями. Общаясь с медработником, родители больного ребенка нередко ожидают встречи с выдающейся личностью. Порой они испытывают разочарование, встречаясь «всего лишь» с добросовестным тружеником и хорошим профессионалом. И если при этом нарушаются правила деонтологии, то возникает повод для недоразумений. Полезно воспользоваться следующими рекомендациями, относящимися к форме отношений с матерью ребенка или родственниками маленьких пациентов:

1. Контакт устанавливают в первую очередь с ребенком, ибо, как только мама замечает, что ребенок не сопротивляется медсестре, она относится к нему с доверием;

2. Доверие к медработнику вызывается его поведением, личным примером, человеческими качествами. Спокойная, внимательная, оптимистичная, аккуратная медсестра, сохраняющая здоровый цвет лица, правильную осанку, без избытка массы тела, не курящая служит примером, внушающим доверие;

3. Убежденное и четкое изложение сведений о больном ребенке в доброжелательной и мягкой форме, свидетельствующее о высоком профессиональном уровне медсестры, вызывает доверие к ней лично и к учреждению, которое она представляет;

4. Соблюдение известной дистанции при условии предельной доброжелательности облегчает взаимопонимание в сложных ситуациях;

5. Проявление таких душевных качеств, как внимание, доброта, ласка, вносит успокоение в сознание матери, ближайших родственников.

6. Твердая воля при предъявлении матери, как посреднику в общении с ребенком, определенных требований облегчает лечебный процесс, так как родители, порой теряющие самообладание, не всегда понимают, что их поведение отражается на состоянии ребенка;

7. Внушение ребенку и его матери мысли о том, что они сами заинтересованы и нуждаются в выполнении врачебных предписаний, снимает многие деонтологические трудности.

При этом, соблюдение этики в отношении к ребенку не зависит от его возраста. В этом состоит специфика профессии медработника, работающего с детьми - высокий профессионализм, сочетающийся с терпением и любовью к детям. Медицинские работники, контактирующие с детьми, должны быть психологами и педагогами [10, C. 10].

Внушенные детям страхи представляют собой еще один из камней преткновения в общении с детьми. Иногда их источник – родители, мать, окружающие ребенка, которые непроизвольно заражают ребенка страхом, настойчиво, подчеркнуто эмоционально указывая на наличие опасности. Разговоры при ребенке об отрицательном опыте взрослых в различных ситуациях, связанных со здоровьем, болевых реакциях помимо воли запечатлеваются в его психике. Нередко медработники «пугают» мать возможными осложнениями, и та, сама в силу своего характера, становится одержимой страхом потери ребенка: считает у него пульс каждые полчаса, вызывает к нему по делу и без дела скорую помощь. В этом случае  у ребенка развивается неадекватная фиксация на своем физическом самочувствии, появляются ипохондрические опасения за свою жизнь, он начинает бояться двигаться, напрягаться, рвутся его контакты со сверстниками, учеба утрачивает интерес, смыслом жизни становятся разнообразные мероприятия по поддержанию здоровья, оберегание себя от каких бы то ни было нагрузок (вплоть до невозможности подняться на один этаж по лестнице).

Поэтому, для квалифицированного оказания медицинской помощи детям медсестре, работающей с детьми, необходимо иметь не только глубокие теоретические знания, умело использовать практические навыки, но и тонко понимать психологию больного ребенка и его матери, четко представлять существующие в этой области этические проблемы [10, C. 9].

Одна из важнейших среди них - осведомление матери, родственников ребенка об особенностях заболевания для получения согласия на лечение. Умение медсестры успокоить, объективно информировать мать о методах диагностики, организации медицинской помощи ребенку, развитии возможных осложнений и при этом ободрить, настроить на активную помощь, является обязательным этическим требованием работы медсестры и другого персонала.

Медицинской сестре необходимо проинформировать мать, что характер ребенка податливый, дети легко внушаемы, мама своей уверенностью и спокойствием может помочь ребенку. У «рыдающих» мам дети поправляются медленнее.

Для эффективного сотрудничества медицинского работника и ребенка, медицинская сестра должна наладить контакт с матерью и показать, что очень важно помнить о том, что антипатия ребенка к медицинским работникам, мягко говоря, не способствует меньшей болезненности медицинских процедур. Осмотреть полость рта при любой болезни врач просто обязан, и он это сделает вне зависимости от того, захочет ребенок открывать рот или нет. В последнем случае будет больно и неприятно. Ребенку категорически нельзя врать ни про то, что будет не больно, ни про то, что в больницу не положат. Нельзя давать обещаний, которые могут оказаться невыполнимыми, а потом сваливать на докторов собственные педагогические огрехи («завтра я тебя из больницы заберу»; «я не могу тебя забрать, врач не отпускает»). Ребенка лучше не запугивать, но одно дело пугать мифическими понятиями (бабой Ягой, сереньким волчком который кусает за бочок и т.п.) и совсем другое - реально существующими явлениями. Со всей определенностью, очевидно, что запугивание врачами, медсестрами, больницами и уколами следует рассматривать как одну из наибольших педагогических глупостей: ешь, а то положим в больницу; если не будешь спать, придется делать тебе уколы; сейчас вызовем врача, тогда узнаешь, как маму не слушаться.

Разъяснительные беседы с детьми всегда должны подчеркивать тот факт, что данный, пусть даже весьма противный и неприятный вариант лечения, обусловлен именно болезнью, а не желаниями врача быть в свою очередь противным и неприятным. Даже, если мать не считает врача добрым и хорошим , не надо ребенку об этом сообщать. Категорически недопустимо критиковать и критически обсуждать медицинских работников в присутствии детей.

Нельзя заставить ребенка полюбить медика, если аналогичной любви по отношению к медицинскому работнику он не наблюдает со стороны других членов семьи. Но разлюбить родителей невозможно, а сформировать антипатию по отношению к медицинской сестре и медицине в целом - очень легко.

Поэтому, успех в лечении возможен при сочетании доверительных человеческих отношений между ребенком, медработником и матерью. А для этого медработник должен не только лечить, но и уметь разговаривать со своим маленьким пациентом и его матерью.

 

1.4. Проблема детских страхов медицинских вмешательств

Проблема неврозов и страхов при контакте с детьми в медицине  весьма актуальна не только для тяжело и длительно болеющих детей, но и для практически здоровых, так как всякий ребенок сталкивается в своей жизни с медицинскими осмотрами, профилактическими прививками, болеет простудными заболеваниями [2, C. 27]. Страхи являются естественной и, возможно, необходимой составной частью психологического развития ребенка. Бояться того, чего, действительно, надо бояться, делать попытки избегать или, по крайней мере, сводить к минимуму опасность просто необходимо для приспособления к окружающей среде и выживания.

Страх — это восприятие внешней угрозы, действительной или мнимой. Тревога подразумевает чувства, связанные со страхом, при отсутствии непосредственного ощущения какой-либо внешней угрозы. Это может быть результатом причудливого отражения внутренних противоречий. Хотя объект, вызывающий страх или тревогу, может быть воображаемым, ощущение страха действительно и сопровождается известными физиологическими реакциями.

В страхе и в тревоге есть общий эмоциональный компонент в виде чувства волнения и беспокойства, т.е. в обоих понятиях отображено восприятие угрозы или отсутствие чувства безопасности.

Страх - эффективное (эмоционально заострённое) отражение в сознании человека конкретной угрозы для его жизни и благополучия; тревога – эмоционально заострённое ощущение предстоящей угрозы. Тревога в отличие от страха не всегда отрицательно воспринимаемое чувство, т.к. она возможна и в виде радостного волнения, волнующего ожидания.

Эмоционально неблагополучный ребёнок в зависимости от психической структуры личности, жизненного опыта, взаимоотношений с родителями и сверстниками может испытывать как тревогу, так и страх. Объединяющим началом для страха и тревоги является чувство беспокойства. Оно проявляется в том, что ребёнок теряется, когда его спрашивают, не находит нужных слов для ответа на вопрос, говорит дрожащим голосом и часто замолкает совсем.

Внутри всё холодеет, тело «наливается свинцом», ладони становятся влажными. Он может совершать много лишних движений, или наоборот, становится неподвижным. Страх как реакция на угрозу или опасность – обоснован и естественен. Абсолютное отсутствие страха - болезнь, психическое расстройство.

Понимание опасности, ее осознание формируется в процессе жизненного опыта и межличностных отношений, когда некоторые безразличные для ребенка раздражители постепенно приобретают характер угрожающих воздействий. Обычно в этих случаях говорят о появлении травмирующего опыта (испуг, боль, конфликты, неудачи, поражения и т.д.) [2, C. 28].

Если ребёнок начинает бояться самого факта возникновения страха, то здесь налицо высокий, нередко запредельный уровень тревоги, поскольку он боится, а точнее опасается всего того, что может даже косвенно угрожать его жизни и благополучию. Различают обычный, естественный, или, возрастной, и патологический уровни страхов.

Обычно страх кратковременный, обратим, исчезает с возрастом, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение и взаимоотношения с окружающими. На патологический страх указывают его крайние, драматические формы выражения (ужас, эмоциональный шок, потрясение) или затяжное, навязчивое, труднообратимое течение, непроизвольность, то есть полное отсутствие контроля со стороны сознания, как и неблагоприятное воздействие на характер, межличностные отношения человека.

Чувство страха на самом деле как бы подготавливает человека к встрече с грозящей ему опасностью, а когда момент наступает, страх не нужен, он теряет свой смысл. А когда угроза миновала – человек испытывает, как минимум облегчение, что на этот раз удалось выпутаться, а как максимум - чувство восторга по поводу победы.

Это цикл – «ожидание – разрядка – покой» - наблюдается во всех ситуациях, связанных с сильными переживаниями.

Любой длительно существующий страх – это причина развития невроза. Неврозы у детей – самый распространенный вид нервно-психической  патологии. Как психогенные заболевания формирующейся личности, неврозы в аффективно-заостренной форме отражают многие  проблемы человеческих отношений, прежде всего понимания и общения между людьми, поиска своего «я», оптимальных путей самовыражения, самоутверждения, признания и любви. Первоначально неврозы представляют эмоциональное расстройство, возникающее преимущественно в условиях нарушенных отношений в семье, прежде всего с матерью, которая обычно является наиболее близким для ребенка  лицом в первые годы его жизни.

Неврозы у детей проявляются совершенно иначе, чем у взрослых [2, C. 26]. Проявления невроза зависят от возраста, когда ребенок перенес стресс, и степени воздействия стрессового фактора.

В раннем детстве многие симптомы эмоциональных расстройств практически неотделимы от соматических нарушений. Чем менее зрел организм, тем менее дифференцированы и более генерализованы его реакции, тем более при стрессе нарушаются функции внутренних органов.

В.В.Ковалев (1985) выделил несколько уровней психоневрологического реагирования детей и подростков:

Схема 2

 

Дети раннего возраста и дошкольники, реагируя на стрессовые факторы, трансформируют психические нарушения в заболевания внутренних органов и двигательные расстройства.

 

Виды неврозов детского возраста:

Невроз навязчивых состояний. Для фобических неврозов (фобий) характерны навязчивые страхи, для обессивных неврозов - навязчивые движения (тики). Нервные тики могут проявляться по-разному.

Истерический невроз. Для данного типа неврозов характерны моторные припадки: крики, рыдания, падения на пол и т.д.

Ипохондрический невроз. Чрезмерная озабоченность собственным здоровьем, как правило, свойственна людям пожилым. Однако ипохондриками бывают и подростки: страх заболеть буквально отравляет им жизнь.

Астенический невроз. Дети, страдающие неврастенией, тяжело переносят любое психическое напряжение, быстро утомляются, страдают расстройствами сна, часто плачут и легко впадают в раздражение. Вегетососудистая дистония - нередкий «спутник» астенического невроза.

Невроз страха. Для подобного невроза характерны регулярные приступы страха. «Сценарии» страхов крайне разнообразны: тут боязнь и темноты, и одиночества, и смерти, и пожара, и развода родителей...

Депрессивный невроз. Типичен для подросткового возраста. Стремление к одиночеству и подавленное настроение - самые распространенные «симптомы» депрессивного невроза.

 

Проявления неврозов в детском возрасте:

 

Детские неврозы могут проявляться по-разному - все зависит от типа и тяжести заболевания. Перечислим наиболее распространенные невротические проявления:

Тики. Тиками называют автоматизированные привычные движения: мигание, подергивание плечами или головой, облизывание губ и т.д.

Энурез. Неосознанное недержание мочи (преимущественно во время сна).

Анорексия. Невротические расстройства аппетита встречаются даже у дошкольников. Попытка накормить ребенка насильно может лишь вызывать отторжение, в том числе и в прямом смысле этого слова (например, рвоту или частые срыгивания).

Заикание.

Расстройства сна.

Все перечисленные малоприятные нарушения могут, как комбинироваться, так и проявляться по отдельности. Лечение неврозов комплексное, длительное, и множество провоцирующих факторов могут вернуть уже стабильное внутреннее состояние ребёнка в прежнее болезненное русло.

Медицинский работник обязан осознавать всю меру ответственности, возложенной на него гуманнейшей из профессий и всячески содействовать предотвращению возникновения любых форм детских неврозов.

Достаточно большое количество страхов, как у детей, так и у их родителей обусловлено недостаточной информированностью, созданием (пусть даже невольно) ситуации тягостного ожидания неизвестности.

 

1.5. Информированность пациентов как фактор повышения качества сестринской помощи

В последние годы все очевиднее становится тот факт, что достижения современной медицины могут остаться нереализованными на практике, если между медицинским работником и пациентом не будет сформировано партнерских отношений и истинного сотрудничества [20, C. 201].

В педиатрической практике – чаще всего родители, а не сам маленький пациент, выбирают, что и как ему предпринимать: следовать ли рекомендациям врача по приему лекарств, изменить ли свое питание в сторону оздоровления, повысить ли физическую активность, отказаться ли от вредных для здоровья привычек и прочее. В этом обоюдном процессе роль медицинской сестры как источника информации и пациента неразделима. Одним из путей формирования партнерства «медик-пациент» является обучение пациентов, либо их представителей, предоставление им полной и достоверной информации, как о самом заболевании, так и о мерах профилактики.

 

В современном информационном обществе люди  получают информацию о здоровье из различных источников (СМИ, наглядная реклама, медицинская и популярная литература, медицинские работники, друзья, коллеги, родственники и др.). Однако наиболее авторитетным источником информации о здоровье для большинства людей, тем не менее, являются именно медицинские работники. Вот почему важно, чтобы медицинская сестра, дающая совет пациенту, была сама не только хорошо информированы о содержании совета, но и владела формой подачи информации, четко зная цель, которую она должны достичь в результате обучения.

Необходимо понимать, что родители как представители детей - пациентов - это взрослые люди со своими сформировавшимися жизненными принципами и привычками, которые стали образом их жизни, и любое вмешательство в этот образ жизни вызывает естественную в такой ситуации реакцию неприятия, по крайней мере, на первых порах. Поэтому недостаточно обоснованная необходимость перемен, скорее всего не будут восприняты или выполнены. Именно по этой причине пациенты при анонимном опросе о причинах невыполнения ими рекомендаций врача (в частности, по отказу от вредных привычек или по их изменению) отвечают, что советы неубедительны.

Информирование пациента, профилактическое консультирование, повышение ответственности пациента за сохранение своего здоровья (и здоровья своего ребёнка) является основой современных подходов к профилактике заболеваний и обеспечения ее качества в условиях реальной сестринской практики.

Цель гигиенического просвещения (консультирования) - дать соответствующие знания, обучить необходимым навыкам и умениям, сформировать мотивацию к изменениям нездоровых привычек и поддержать стремление пациента к оздоровлению и выполнению рекомендаций и назначений врача [10, C. 47].

В каждом конкретном случае необходимо определить индивидуальные психологические, поведенческие особенности пациента, его готовность выполнить рекомендации медицинского работника. Такие методики разрабатываются специалистами по медицинской психологии. Каждая медицинская сестра должен знать, что для эффективного обучения пациентов помимо клинических знаний необходим ряд дополнительных профессиональных знаний и умений:

знание основ коммуникационного процесса (процесс эффективного общения), владение техникой обратной связи;

знание и учет психологических принципов формирования поведения (привычек) и их изменений;

владение активными формами обучения для повышения его эффективности.

Успешному профилактическому консультированию способствует доверительная атмосфера общения медицинского работника и пациента, взаимопонимание и чувство сопереживания, а также эффективная обратная связь (умение слушать, обсуждать, четко разъяснять цели обучения и пр.). Советы воспринимаются лучше и действуют более убедительно, если они проводятся с акцентом на положительные ассоциации, не содержат трудновыполнимых рекомендаций и не воспринимаются пациентами как что-то для них неестественное, требующее усилий и дополнительных средств. Желательно сопровождать советы выдачей письменных рекомендаций, памяток, брошюр, рецептур рекомендуемых блюд, наглядных, хорошо иллюстрированных таблиц, схем и т.д.

Профилактическое консультирование - сложный процесс, во многом зависящий от личности самого медицинского работника, а порой и от его настроения, самочувствия и других факторов. Именно эта область медицины граничит с искусством. Основой процесса формирования мотивации к оздоровлению поведения является понимание пользы и важности тех или иных профилактических мер («за» и «против», «усилия» и «польза») для конкретного индивидуума или группы пациентов, обучаемых, например в школе материнства.

Хотелось бы также отметить, что гигиеническое обучение и воспитание является обязательным разделом работы каждого медицинского работника. Оно включено в план-график их работы из расчета 4 часа в месяц. Кроме медицинских профилактических услуг (диспансеризации) в условиях детской поликлиники обязательно осуществляется санитарное просвещение, т.е. пропаганда медицинских и гигиенических знаний путем организации и проведения мероприятий, с целью сохранения и укрепления здоровья, предупреждения заболеваний и их осложнений [15, C. 10].

Принципами организации гигиенического обучения и воспитания в соответствии с «Концепцией сохранения и укрепления здоровья населения РФ методами и средствами гигиенического обучения и воспитания» от 30.07.1997г. являются:

государственный характер;

плановость;

массовость;

участие всех медицинских работников;

участие других организаций и населения;

наличие специальных органов и учреждений гигиенического обучения и воспитания;

общедоступность и целенаправленность;

научность;

дифференцированность;

оптимистичность [33, C. 102]

Важная роль в гигиеническом обучении и воспитании отводится медицинской сестре педиатрического участка, что находит отражение в ее должностной инструкции (приложение 6). Знание условий и образа жизни маленьких пациентов и их семей позволяет медицинской сестре достаточно эффективно заниматься профилактикой и гигиеническим воспитанием, например, во время приёма, патронажа.

Гигиеническое обучение и воспитание направлено на повышение санитарной культуры, в первую очередь, родителей, профилактику заболеваний у детей и распространение знаний о здоровом образе жизни (как самого ребенка, так и членов его семьи).

При важно, чтобы используемые участковой медицинской сестрой методы и средства гигиенического обучения, были бы максимально эффективны.

Таблица 1

Классификация методов и средств гигиенического обучения и воспитания населения, пропаганды здорового образа жизни

Методы

Средства

Устный

Лекция, беседа, совет, дискуссия, информационное выступление по радио, вечер вопросов и ответов, громкое чтение и др.

Печатный

Памятка, листовка, статья в газете, доска вопросов и ответов, лозунг, книга, брошюра, стенная санитарная печать и др.

Наглядный

Плакаты, слайды, натуральные объекты, муляжи, фотографии

Смешанный

Телевидение, кинофильмы, выставки (стационарные и передвижные), уголки здоровья, курсовые занятия, театрализованные постановки

 


Применяя различные средства гигиенического обучения и воспитания населения, медицинские работники должны знать, что степень усвоения информации зависит от методов обучения:

5% - лекция

10% - чтение

20% - аудиовизуальные средства

30% - использование наглядных пособий

50% - обсуждение в группах

70% - обучение практикой действия

90% - выступление в роли обучающего [10, c. 46].

 

 

Рис.  1. Cредства гигиенического обучения и воспитания населения.

К наиболее современным формам работы по гигиеническому обучению населения могут быть отнесены конференции, праздники здоровья, телефон доверия, школы здоровья, различного рода тренинги и др.

Важность достоверной и своевременной информированности родителей в повышении качества оказываемой медицинской помощи наглядно можно проиллюстрировать на примере системы общероссийской вакцинации.

ВЫВОДЫ:

Характер взаимоотношений между медработником и ребенком-пациентом в основном определяется коммуникативным потенциалом медицинского работника.

Сформированная коммуникативная компетентность медицинского работника при общении с детьми оказывает существенное влияние на удовлетворенность родителей и родственников детей-пациентов качеством медицинской помощи.

Характеристики коммуникативного потенциала являются производными не только от личностных особенностей медработника, но и в большой степени от полученного образования и особенностей профессиональной деятельности.

Проблемы и вопросы, возникающие при оказании медицинской помощи детям, имеют не только сугубо медицинский, но и этический характер и присутствуют на всех уровнях системы «медицинский работник - родители - больной ребенок».

Для квалифицированного оказания медицинской помощи детям медработнику необходимо иметь не только глубокие теоретические знания, умело использовать практические навыки, но и тонко понимать психологию больного ребенка и его родителей, четко представлять существующие в этой области этические проблем

 

2. ПРОБЛЕМА ИММУНИЗАЦИИ ДЕТСКОГО НАСЕЛЕНИЯ, КАК СЛЕДСТВИЕ НЕДОСТАТОЧНОГО ИНФОРМИРОВАНИЯ РОДИТЕЛЕЙ

2.1. История иммунопрофилактики

Самое большое количество людей в древности погибало не вследствие войн или голода, а в результате страшнейших эпидемий. От чумы, холеры и натуральной оспы население вымирало целыми городами. Именно натуральная оспа считается причиной гибели цивилизации майя. Предполагается, что произошло это потому, что на борту испанского судна, прибывшего к берегам Америки в 1521 году, оказался больной матрос, от которого и заразилось несколько аборигенов. В последующие несколько лет натуральная оспа унесла 3,5 миллиона жизней коренного населения Америки.

Особенно успешными были поиски древних эскулапов в направлении изобретения лекарства от натуральной оспы. Было замечено, что человек, единожды переболевший натуральной оспой, больше ею никогда не болел, во всяком случае, смертельно. Поэтому для захоронения трупов и ухода за больными всегда привлекались люди, которые уже однажды болели оспой. Эти наблюдения привели к первым интуитивным пробам людей искусственного заражения инфекционным материалом, взятого от больного человека, с целью защиты от заболевания [9, C. 43].

В древнейших китайских памятниках литературы можно найти описание такого метода: здоровому человеку в нос вкладывали оспенные струпья от больного человека. Иногда эти струпья высушивали, измельчали и вдували в нос. В Древней Индии брамины сначала растирали кожу до ссадин, а затем к поврежденным местам прикладывали измельченные оспенные струпья. А грузины делали уколы иголками, смоченными в жидкости оспенных язв. Подобные опыты искусственного заражения приводили к болезни, но в легкой форме. По сути своей - это была первая вакцинация против натуральной оспы - вариоляция (от лат. variola - оспа). Очень редко, привитый таким образом человек заболевал тяжело и даже смертельно, но число таких случаев было гораздо меньшим, чем при обычной инфекции.

В начале XVIII века, в 1717 супруга английского посла в Турции Мэри Уортлей Монтегю привезла на родину метод защиты от оспы: втирание в предплечье здорового человека небольшого количества жидкости из пузырьков на коже больных оспой. С ее легкой руки эта практика стала очень распространена не только в Англии, но и во всей Европе. После смерти от оспы французского короля Людовика XV этому методу защиты решил подвергнуться его внук Людовик XVI. А в 1768 году в Россию для проведения «турецкой защиты» Екатерине II и ее сыну Павлу был приглашен английский врач Т. Димсдаль. Во время эпидемии оспы в Новой Англии Джордж Вашингтон приказал провести вакцинацию своей армии.

Переломный момент в истории вакцинации связан с именем английского врача Э. Дженнера (1749–1823). Он заметил, что крестьянки, которые периодически заражались коровьей оспой, никогда не заболевали «человеческой» оспой. Дженнер предположил, что перенесенная коровья оспа является защитой от человеческой и решился на революционный по тем временам эксперимент: он привил восьмилетнему мальчику жидкость из пузырьков на руке доярки. Все последующие попытки заразить мальчика человеческой оспой были безуспешны. Так появилась на свет вакцинация (от лат. vacca - корова).

В середине XVIII века медицине еще ничего не было известно о возбудителях инфекций и тем более об иммунитете. Поэтому доктор Эдвард Дженнер не смог научно обосновать свои эксперименты. Это дало почву для обвинений Дженнера и его метода со стороны противников вакцинации. В его адрес посыпались обвинения в шарлатанстве и со всех сторон зазвучали заявления в том, что прививки коровьей оспой приведут не иначе как к вырождению рода человеческого. Но жизнь все расставила по своим местам. И сегодня человечество может смело говорить о том, что благодаря гениальному открытию доктора Дженнера была начата новая эра в медицине.

Французский ученый, Луи Пастер, стал человеком, который совершил прорыв в медицине и иммунологии, в частности. Он первым доказал, что болезни, которые теперь называют инфекционными, могут возникать только в результате проникновения в организм из внешней среды микробов. Это гениальное открытие легло в основу принципов асептики и антисептики, дав новый виток в развитии хирургии, акушерства и вообще медицины.

Благодаря его исследованиям были не только открыты возбудители инфекционных заболеваний, но были найдены эффективные способы борьбы с ними. Так были открыты вакцины против сибирской язвы, куриной холеры, краснухи свиней.

В 1885 году Луи Пастером была разработана вакцина от бешенства – заболевания, которое в 100% случаев заканчивается смертью больного. Существует легенда, что в детстве будущий ученый увидел человека, укушенного бешеным волком. Маленького мальчика очень потрясла страшная картина прижигания места укуса раскаленным железом. Но когда Пастер все-таки создал вакцину, он долго не решался проверить эффективность антирабической вакцины на людях. В конце концов, он решил проверить действие прививки на себе. Но помог случай: к нему привезли мальчика, искусанного бешеной собакой. В любом случае ребенок бы умер, поэтому Пастер ввел противостолбнячную сыворотку ребенку. После 14 уколов мальчик выздоровел.

С этого момента слава Пастера пошла по всему миру. В разных странах начали открываться пастеровские станции, где делали прививки от бешенства, сибирской язвы и куриной холеры. В России такая станция появилась в 1886 году в Одессе и была на тот момент второй в мире по инициативе ученых И.И. Мечникова и Н.Ф. Гамалеи.

В XX веке выдающимися учеными были разработаны и успешно применяются прививки против полиомиелита, гепатита, дифтерии, кори, паротита, краснухи, туберкулеза, гриппа (приложение 1)

 

2.2. Основополагающие принципы вакцинации

В настоящее время вакцинация является одним из ведущих методов профилактики инфекционных заболеваний.

Цель вакцинации — создание специфической невосприимчивости к инфекционному заболеванию путем имитации естественного инфекционного процесса с благоприятным исходом.

Активный поствакцинальный иммунитет сохраняется в течение 5—10 лет у привитых против кори, дифтерии, столбняка, полиомиелита, или в течение нескольких месяцев у привитых против гриппа, брюшного тифа. Однако при своевременной ревакцинации он может сохраняться всю жизнь. Сейчас число заболеваний, для борьбы с которыми используются вакцины, приближается к 40.

Иммунопрофилактика бывает:

специфической: направлена против конкретного возбудителя (происходит при вакцины или анатоксина);

неспецифической: включает мероприятия по активизации защитных сил организма в целом (например, фитотерапия (женьшень, элеутерококк), закаливание);

активной: когда в ответ на введение лекарственного препарата, происходит выработка антител самим организмом (вакцинация);

пассивной: введение в организм готовых антител (например, стафилококкового иммуноглобулина)

Иммунизация населения ведет к уменьшению заболеваемости и детской смертности, увеличению длительности жизни людей, обеспечению долголетия и уничтожению некоторых инфекций, являвшихся настоящим бедствием. В настоящий момент первоочередной задачей здравоохранения является ликвидация кори, приводящей к тяжелым осложнениям, вплоть до поражения центральной нервной системы в форме энцефалита.

Вакцинация основана на использовании естественного механизма защиты организма — иммунной системы. Основные функции иммунной системы многоклеточного сложного организма защита от внешних (бактерии, вирусы, другие паразиты), и внутренних (клетки-мутанты) нарушителей гомеостаза организма [7, C. 108].

Различают два основных типа иммунного ответа — клеточный и гуморальный. Обычно клиническую эффективность вакцин оценивают по суррогатному параметру — уровню гуморального иммунитета, или, точнее, уровню развитию специфических антител после введения антигена болезнетворного агента.

При вакцинации в организм вводятся обезвреженные части вируса. Так как в вакцине вирус убит (инактивирован, или существенно ослаблен), то вакцинация не может вызвать заболевания, но зато иммунная система «познакомится» с возбудителем инфекции и научится распознавать нежданных пришельцев и убивать их, не позволяя развиться болезнетворному процессу. По завершении процесса «обучения» в крови появляются защитные белки (антитела) и образуются клетки памяти, которые при повторном контакте с антигеном обеспечивают быстрый и мощный защитный ответ.

Из всех способов защиты от инфекционных заболеваний только вакцинация в несколько раз ускоряет защитную реакцию против возбудителя инфекции.

 

2.3. Мировой опыт иммунизации

В XX веке выдающимися учеными (Луи Пастер, И.И. Мечников, П.Эрлих, Г.Рамон, П.Ф. Здродовский, А.М.Безредко) были разработаны и успешно применяются прививки против полиомиелита, гепатита, дифтерии, кори, паротита, краснухи, туберкулеза, гриппа. Оспа и полиомиелит, когда-то калечившие сотни тысяч людей, уничтожены практически повсеместно именно с помощью профилактической вакцинации.

Конечной целью вакцинопрофилактики является ликвидация болезни, ближайшей целью - предотвращение заболеваний у отдельных лиц или групп населения [13, C. 58]. Блестящим примером достижений вакцинопрофилактики является ликвидация натуральной оспы.

С октября 1977г. в мире не зарегистрировано ни одного случая заболевания оспой, что позволило ВОЗ в 1980г. декларировать ликвидацию этой инфекции. Такого успеха удалось достичь сочетанием эффективной программы иммунизации с хорошо продуманной системой наблюдения и адекватными контрольными мерами здравоохранения во всемирном масштабе. Комплекс мер, приведших к ликвидации оспы, стал моделью для ликвидации многих инфекционных заболеваний с помощью метода активной иммунизации.

Согласно расширенной программе иммунизации (РПИ), принятой в 1974 г. ВОЗ, уже сегодня в Европейском регионе не должно быть заболеваний корью, полиомиелитом, столбняком новорожденных, дифтерией, врожденной краснухой, эпидемическим паротитом, а заболеваемость коклюшем должна быть менее - 1 на 100000 населения [1, C. 23].

Для решения поставленной задачи необходимо осуществлять иммунизацию не менее 90% детей в возрасте до 2 лет против полиомиелита и дифтерии, до 95% детей - против кори, а к 1995 г. не менее 90% - против краснухи [14, C. 18].

ВОЗ также рекомендовала с 1997г. обязательно включить в программу расширенной иммунизации вакцинацию против гепатита В [8, C. 35], [20, C. 9].

Вакцинопрофилактика является весьма результативным в экономическом отношении мероприятием. Программа ликвидации оспы стоила 313 млн. долларов, однако ежегодный предотвращенный ущерб составляет 1-2 млрд. долларов США. В отсутствие иммунизации каждый год погибало бы 5 млн. детей, из них свыше половины от кори, 1,2 и 1,8 млн. от столбняка новорожденных и коклюша.

В некоторых странах, например, в Германии и Франции, на основе экономического анализа стоимости вакцинации и потери рабочего времени вакцинируются работники некоторых отраслей (шахтеры, летчики, рабочие авиационной промышленности). Вакцинация этих категорий работников проводится исключительно за счет компаний, в которых они работают. Анализ показывает, что вакцинация такого рода дает весьма ощутимый экономический эффект.

На сегодняшний день вакцинация - это самое эффективное и экономически выгодное средство защиты против инфекционных болезней, известное современной медицине [6, C. 9]. По данным ВОЗ в наше время прививками против дифтерии, столбняка, туберкулеза, полиомиелита, коклюша, кори охвачено более 80% детского населения мира, более 130 млн. детей. Благодаря этому каждый год более 3 млн. смертей и минимум 750 тыс. детей избегают слепоты, умственной отсталости и других причин инвалидности.

21 июня 2002г. в Копенгагене был подписан Сертификат, объявляющий Европейский регион свободным от полиомиелита, полиомиелит ликвидирован также в Тихоокеанском регионе. Практически завершается элиминация кори, т.е. ликвидация ее эндемичных случаев и распространения при заносе инфекции. В осуществлении программ иммунизации большая роль принадлежит, согласно терминологии ВОЗ, социальной мобилизации населения [15, C. 6]. За рубежом отличительной чертой организации вакцинации является широкое привлечение внебюджетных, негосударственных средств и активное участие общественности. Поддержка программ со стороны государства выражается в разработке законодательной базы.

Мировой опыт борьбы с инфекционными заболеваниями к настоящему времени свидетельствует, что для достижения эпидемиологического эффекта при профилактике вирусных заболеваний необходимо вакцинировать не менее 70-80% населения [11, C. 74]. Только при этом условии удается не только защитить каждого вакцинированного, но и создать коллективный иммунитет, при котором возможность инфицирования не привитых лиц резко снижается.

Опыт вакцинопрофилактики ХХ века наглядно показывает, что при прекращении вакцинации или снижении ее объема происходит активация длительно не регистрировавшихся или регистрировавшихся на низком уровне инфекций. Причины, которые привели к отмене или ограничению иммунизации были различны, но результат один – немедленный подъем заболеваемости, перерастающий в ряде случаев в эпидемии.

В нашей новейшей истории имеется достаточно таких печальных примеров:

Начиная с конца 80-х годов прошлого века в России произошло резкое ухудшение эпидемической обстановки по дифтерии, когда заболеваемость в 1993 г. возросла по сравнению с таковой в 80-е гг. в 20 раз, а в 1994 г. – в 54 раза (зарегистрировано почти 40 тыс. случаев заболевания). Если в 80-е годы на всей территории Советского Союза, в основном в Средней Азии, регистрировалось всего порядка 200 случаев дифтерии, то уже в 1994 г. только в Москве умерли 155 человек, в том числе – 19 детей. Ситуация по дифтерии начала выправляться только сейчас. Основной причиной возникновения эпидемии дифтерии в России явились серьезные недостатки в организации и проведении иммунизации населения, массовая и агрессивная кампания в средствах массовой информации о вреде прививок, низкая информированность населения о последствиях отказа от прививок.

В те же годы во время правления в Чечне Дудаева были запрещены все прививки. Следствием этого стала эпидемия полиомиелита с вовлечением 156 детей, ставшими инвалидами и 6 смертями.

Аналогичная ситуация возникла летом 2003 года в Нигерии, где появилось мощное противодействие вакцинации против полиомиелита, проводимой ВОЗ. Распространение слухов среди населения, что вакцина является опасной «западной штучкой», содержащей ВИЧ и гормоны, которые сделают мусульманских женщин бесплодными, привели к задержке завершения вакцинации на 11 месяцев. Результат – более 700 детей стали инвалидами. В итоге Нигерия, наряду с Афганистаном, Индией и Пакистаном остаются странами, где циркулирует дикий полиовирус. Россия с 2002 года имеет сертификат страны, свободной от полиомиелита, тем не менее, мы выполняем полную программу по вакцинации всех детей, прежде всего первого года жизни. Если в мире где-то есть очаги этой болезни, весь мир будет продолжать заниматься этой вакцинацией.

В Швеции и Нидерландах в 1999-2000 гг. наблюдалось около 25 000 случаев заболевания корью, в том числе – со смертельным исходом в ряде случаев. В Нидерландах вспышка кори возникла в религиозной общине, где культивировался отказ от прививок. По этой же причине имеются примеры «завоза» кори в такие страны, как Германия, Франция и Япония.

Точно также в Великобритании еще в 70-х годах прошлого столетия охват вакцинацией детей против коклюша упал с 79 до 31% благодаря широкой циркуляции слухов о якобы имеющейся связи вакцинации с тяжелой энцефалопатией. Следствием стало более 5000 случаев госпитализации, тяжелой пневмонии, судорожных конвульсий, 28 случаев смерти. В результате тщательного расследования связь вакцинации против коклюша с энцефалопатией не подтвердилась.

Имеются прогнозы, показывающие, что при прекращении вакцинации против кори в США может быть 3-4 млн. случаев этого заболевания с 450 случаями смерти. В России также отмечалось ухудшение ситуации по кори - за 11 месяцев 2003 года в стране зарегистрировано более 3 тысяч случаев заболевания, что в 5,3 раза больше, чем за аналогичный период 2002 года. Случаи заболевания отмечались главным образом в Южном федеральном округе (2228 случаев). Это связано, прежде всего, с нарушением системы вакцинопрофилактики в Чеченской республике, где зарегистрировано 1368 случаев заболевания и, кроме того, со вспышками кори в Ингушетии и Дагестане [ 5, C. 69].

Эти отдельные примеры (а их гораздо больше) показывают зависимость заболеваемости управляемыми (с помощью вакцинации) инфекциями от уровня охвата прививками.

Вакцины являются самым эффективным средством предупреждения инфекций, что доказала иммунизация населения, которая стала проводиться с середины 60-ых годов. За прошедшие годы в мире была реализована Расширенная Программа Иммунизации (RPI) ВОЗ, а в настоящее время сформирован Глобальный Альянс по Вакцинам и Иммунизации (GAVI).

Основные положения, которые выдвигают и поддерживают международные программы в области вакцин:

1) профилактическая медицина, в том числе вакцинопрофилактика, более эффективна по результатам и требует меньше затрат, чем лечебные мероприятия;

2) каждый ребенок в мире имеет право получить своевременную, качественную и полноценную иммунизацию;

3) моральная обязанность правительства каждой страны обеспечить свое население возможностью такой иммунизации. [ 9, C. 2 ].

Однако, по данным GAVI, в мире до настоящего времени из 14 млн. смертей, связанных с инфекциями, около 3 млн. обусловлены заболеваниями, которые могли быть предупреждены вакцинацией [ 21, C. 6]. В то же время в странах с высоким уровнем привитости, в том числе в нашей стране, многие инфекции встречаются эпизодически и не только население, но и медики забыли об их опасности. В условиях массовой иммунизации возникает, казалось бы, парадоксальная ситуация: увеличивается объем и спектр используемых вакцинных препаратов, снижается заболеваемость управляемыми инфекциями, число осложнений и летальных исходов, вызванных ими, и, при этом, растет регистрация побочных эффектов после прививок. Это положение хорошо иллюстрируют данные Комитета по контролю за инфекционными заболеваниями (СDС) в Атланте [22, C. 67].

 

Таблица 2

 

Сравнение частоты заболеваний, предупреждаемых с помощью вакцин, и побочных эффектов вакцинации в США (данные СДС, Chen R.T, 2002)

Заболевание

Число случаев заболеваний в год в довакцинальную эру

% снижений заболеваний к 2001 г.

Число случаев ПВО в 2001г.

дифтерия

175 885

99,99

2

корь

503 282

99,98

108

эпидемический паротит

152 209

99,80

226

коклюш

147 271

96,30

5 420

паралитический полиомиелит

16 316

100,0

0

краснуха

47 745

99,95

20

синдром врожденной краснухи

823

99,8

2

столбняк

1 314

97,9

27

гемофильная инфекция тип В у детей до 5 лет

20 000

98,6

290

ВСЕГО случаев

1 064 854

99,43

6 095

ПВО (побочные эффекты вакцинации)

0

6

095

 

 

Для того, чтобы оценить соотношение пользы и риска применяемых вакцин, данные по частоте поствакцинальных осложнений анализируют в сопоставлении с частотой осложнений соответствующей инфекции.

Во всем мире проводится мониторинг - регистрация и изучение поствакцинальных осложнений (как альтернативные используют термины   «неблагоприятные события» или «побочные эффекты вакцинации»). Регистрация осуществляется различными вариантами: методом получения «спонтанных сообщений» от пациентов, их родственников или медиков, а также официальным путем, как, например, в нашей стране, где регистрацию ПВО проводят также как и инфекционных заболеваний через систему эпиднадзора. Основная задача мониторинга – дальнейшее улучшение качества вакцин и системы организации вакцинопрофилактики.

По мнению учёных из бельгийского Центра по проблемам оценки вакцинации, эпидемиологии и коммунальной медицины, существует несколько причин, объясняющих, почему программы вакцинации, не позволили на сегодняшний день ликвидировать инфекционные болезни [28, C. 160]:

Только достаточно высокий уровень охвата населения вакцинацией может гарантировать удовлетворительный уровень иммунитета населения. Так, например, по прогнозам специалистов, корь должна была быть полностью ликвидирована к 1991 г. В настоящее время оптимизма немного поубавилось, поскольку стало очевидным, что для ликвидации этой инфекции необходимо обеспечить вакцинацию 99% населения.

Неточная информация или чрезмерное внимание, уделяемое нежелательным эффектам, дискредитируют вакцинацию. Поэтому такое огромное значение имеет точная и четкая информация, доступная как широкой общественности, так и работникам здравоохранения.

Профилактическая медицина зачастую оказывается в положении пасынк